Великие шахматисты: статьи, интервью  (Прочитано 48647 раз)

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#75 : 17.03.2014 15:21
Александр Мотылев: Даже в самом смелом сне не мог такое представить

Новоиспеченный чемпион Европы по  шахматам Александр Мотылев в беседе с корреспондентом NEWS.am Sport поделился своими ощущениями от победы и турнира.

«Ни я, ни мои поклонники не могли бы представить такое. Даже в своем самом смелом сне, я не мог бы представить это. Вначале я не верил, что смогу победить. Когда и играл в очередную партию, не думал о победе. Играл, как мог. Старался показать все, что мог. Не могу представить, как это произошло. Это настоящее чудо.

Со своей радостью в первую очередь хочу поделится со своей семьей. Сын всегда спрашивает, почему я плохо играю. Теперь я покажу ему медаль, и он поймет, что его отец не очень-то и плохо играет.

Что касается турнира, он был очень хорошо организован. Все было прекрасно. Я уже в пятый раз в Армении. Всегда с радостью приезжаю. Здесь очень хорошо относятся к шахматам и шахматистам. Теперь к этом теплым чувствам прибавилась и моя победа. Я всегда был в хороших отношениях с армянами и армянскими шахматистами» - сказал Мотылев.

Напомним, что 14 марта в Ереване завершился индивидуальный чемпионат Европы по шахматам. Чемпионом Европы стал россиянин Александр Мотылев с 9 очками. На втором  месте Давид Антон Гарихаро с 8 очками и на третьем месте россиянин Владимир Федосеев, у которого также 8 очков.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#76 : 25.03.2014 14:55
Александр Мотылев: после 8-го тура безумно расстроился бы любому месту, кроме первого

Эти дни у новолиспеченного чемпиона Европы Александра Мотылева, наверняка, крайне насыщены. Все-таки не каждый день становишься победителем главного шахматного турнира Старого Света.
Но для нашего сайта пару минут один из самых известных воспитанников свердловской шахматной школы все же нашел. Тем более, что рассказать о победе в столице Армении Мотылеву, наверняка, есть что.


Саша, прошло всего несколько дней после окончания чемпионата, эмоции и напряжение уже позади. Что можешь сказать о своей победе в Ереване?

- Честно говоря, до конца все еще не верится. 1-е место, да еще с прибавкой почти 30 пунктов. По рейтингу ожидаемый результат у меня был чуть больше 6 очков из 11. А я ведь даже не был уверен, стоит ли мне ехать на этот турнир, уж больно неудачным выдался для меня последний чемпионат Европы в Легнице.
Думаю что большую роль в моем успехе сыграли удачно проведенные с Сергеем Карякиным сборы, для подготовки к его выступлению на турнире претендентов в Ханты-Мансийске. Сейчас там прошло уже 4 тура, пока что Сергей не показывает всех своих возможностей. Время прибавлять!

На чемпионате ты одержал семь побед и четыре раза сыграл вничью. Какая из победных партий получилась наиболее напряженной и почему?

- Пожалуй, с точки зрения турнирной борьбы наиболее важными были победы над Эльяновым и Смириным, - я уже шел на первом месте и психологически было непросто отказаться от искушения сыграть покрепче, без риска.
Но мне удалось побороть это желание и играть как обычно, без оглядки на турнирное положение, за что, вероятно, я и был вознагражден Каиссой.
С точки зрения качества партий, то лучшая, безусловно, против Владислава Ковалева из Беларуси.

По ходу чемпионата ты вышел в лидеры уже после того, как турнир пересек свой экватор и затем только наращивал свое преимущество. Если честно, когда стал задумываться о том, что есть реальные шансы взять первый приз?

- Пожалуй, такие мысли стали приходить в голову уже после перерыва, то есть после шестого тура.

В последних турах сильно волновался, ведь одна ошибка и можно было запросто остаться за чертой призеров?


- Волнения, как ни странно, большого не было. Я вообще последнее время стараюсь во время турнира не волноваться — это мне не помогает играть лучше.
Но было сильное желание не испортить прекрасный турнир. Конечно, если бы перед началом мне кто-нибудь предложил место в первой десятке, то я бы согласился, не раздумывая. Но уже тура после 8-го безумно расстроился бы любому месту, кроме первого.

Чисто с технической точки зрение, доволен качеством своих партий?


- Качеством партий очень доволен, как доволен и расходом времени — почти во всех партиях удавалось играть быстрее соперника.
Очень непростая была первая партия — я еще не вошел в игру, и два раза «зевнул». К счастью, все-таки удалось добиться ничьей. После этой ничьей я выиграл пять(!) партий подряд, - не припомню у себя такой длинной победной серии в серьезных турнирах.
Очень важным был критический момент партии с Эльяновым, - я пожертвовал две пешки, но соперник точной игрой мог нейтрализовать инициативу, причем не так уж сложно. Но он прошел мимо этой возможности, и в дальнейшей борьбе мне удалось запутать его и выиграть.
С другой стороны, на дистанции в 11 туров всегда бывают подобные эпизоды. Не могу сказать, что где-то сильно повезло, - скорее в целом все сложилось именно так, как было мне нужно.

Кто первым поздравил тебя с победой в чемпионате и как дома встретили новость о твоем успехе?

- Первым меня поздравил мой соперник из последнего тура — Давид Навара, сразу после того как мы согласились на ничью.
Дома все очень обрадовались, конечно. Это действительно был большой сюрприз и подарок моим родным.

Для тебя это достижение - крупнейшее в твоей карьере. Но в тоже время это и самое большое достижение в истории свердловской шахматной школы, воспитанником которой ты являешься. Приятно, что теперь и в твоем родном городе появился свой чемпион Европы?

- Это, безусловно, очень приятно для меня. Много было поздравлений и теплых слов от наших любителей шахмат. Особенно приятно было получить поздравление от моего родного клуба «Этюд», куда я недавно прилетал на 25-летний юбилей.

Что у тебя в ближайших планах? В каких турнирах планируешь выступить?

- В ближайшее время впереди много сильных турниров.
В апреле буду играть за команду «Малахит» на клубном чемпионате России в Лоо. Сразу после этого поеду в Азербайджан, в г. Шамкир на турнир памяти Вугара Гашимова. В мае буду принимать участие в юбилейном, 15-м по счету, круговом турнире в Пойковском.
В июне, скорее всего, поеду на чемпионат мира по рапиду и блицу в Дубае.
В августе поеду вторым тренером сборной России на Олимпиаду в Норвегию, в г.Тромсе.
График довольно напряженный, на отдых времени нет.
Хочется порадовать наших любителей шахмат еще каким-нибудь удачным выступлением!

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#77 : 25.03.2014 14:58
Сергей Карякин: Шахматист должен быть подкован физически 

Сергей Карякин – один из самых талантливых шахматистов планеты. Ребенком он занимался акробатикой, английским языком, теннисом и лепкой. Но именно в шахматах маленький Сергей достиг самых больших успехов. В возрасте 12 лет он стал самым молодым гроссмейстером в истории шахмат и попал в Книгу рекордов Гиннесса.


В 2012 году Сергей Карякин завоевал титул чемпиона мира по быстрым шахматам. В классических шахматах он выигрывал престижные турниры, добывал золотые и серебряные медали на шахматных олимпиадах. 12 января 2014 года Сергею Карякину исполнилось 24 года. Гроссмейстер встретил день рождения за шахматной доской на престижном турнире в голландском городе Вейк-ан-Зее. 27 января 2014 года Сергей Карякин провел сеанс одновременной игры в Гааге на 40 досках, выиграв 35 партий и сыграв вничью в пяти. Шахматист много внимания уделяет своей физической подготовке: плавает, ездит на велосипеде, занимается теннисом, футболом и баскетболом. Он поет в караоке, играет в квиз и болеет за футбольный клуб «Спартак». В интервью Сергей рассказал, как важно для гроссмейстера находиться в хорошей форме и как игра помогает в жизни.

- Расскажите о сеансе одновременной игры в Лондоне на 20 досках.

- В 2003 году меня пригласил лорд Ротшильд дать сеанс одновременной игры. Я люблю столицу Англии, к тому же мой дядя живет в пригороде Лондона, и это была отличная возможность с ним повидаться. Сам сеанс был очень утомительным. Дело в том, что, когда кто-то заканчивал партию, тут же садился новый соперник. По подсчетам, я сыграл 77 партий - 2 проиграл, 3 ничьи и остальные выиграл. Учитывая такой сложный формат, результат можно смело назвать прекрасным. Сеанс длился больше 5 часов, и сколько я тогда прошел километров, боюсь даже представить. Когда в конце сеанса лорд Ротшильд поблагодарил меня, мне хотелось просто упасть от усталости.

- Играли ли вы когда-нибудь вслепую?

- Раньше французский меценат ван Остером проводил в Монако и Ницце турнир, где играли все сильнейшие. Было две номинации - в быстрые шахматы и вслепую. Перед каждым игроком был установлен монитор с пустой доской, и, когда игрок решал, какой он делает ход, он кликал мышкой на поле, с которого будет перемещаться фигура, и на поле, куда она придет. В принципе, для шахматиста не составляет труда держать в уме всю партию. Помню, даже в детстве я играл с родственниками, отвернувшись от доски, чем приводил их в изумление, и, как правило, без проблем побеждал. Сложнее было, когда давал сеанс на 4 досках. Помнить малейшие изменения в позициях и держать их в голове – это отнимает много сил и требует полной концентрации. Первую партию я быстро выиграл, но за это время позабывал некоторые ходы на других досках. Однако я думаю, что если такие сеансы будут регулярными, то при определенной подготовке выигрыш не будет представлять больших проблем.

- Что вы думаете о новом виде спорта шахбокс, совмещающем шахматы и бокс?

- Ну это уже слишком. Просто мне кажется, что если человек лучше боксирует, то он и победит, а если он лучше играет в шахматы, то просто не сможет этого доказать, может не дожить до конца партии. Я бы предложил игру в шахматы совместить со стритболом, то есть бросать мячики в корзину и играть в шахматы. Чем не двоеборье? Мы на сборах часто играем в баскетбол в формате «три на три». Хотя в шахбокс я бы сыграл с Николаем Валуевым, с которым лично знаком. Он бы не стал меня бить слишком сильно. (Хохочет.)

- Вы встречали физически сильных шахматистов?

- Многие из топ-шахматистов очень спортивные. Карлсен играет сильно почти в любые физические виды спорта. Аронян обожает баскетбол (особенно следит за НБА, где фанатично болеет за «Бостон») и много лет назад был моим первым учителем в этой игре. Могу еще отметить российского гроссмейстера Алексея Дреева. Попробуйте на вытянутой руке поднять за ножку стул. Он делает это легко!

- Важно ли для шахматиста держать себя в хорошей физической форме?

- Человек должен быть очень подкован физически. Я стараюсь часто плавать, по возможности заниматься теннисом, футболом и баскетболом. Люблю в парке Горького брать напрокат велосипед и гонять на нем. Мы ходим на руках с моим тезкой и другом, чемпионом мира по современному пятиборью Сергеем Карякиным. Я бегаю наперегонки с олимпийской чемпионкой Машей Савиновой.

- На какие качества вашего характера повлияли шахматы?


- Усидчивость, логика, умение хранить концентрацию. В школе я чувствовал, как эти навыки помогают мне на уроках. Поэтому я считаю шахматы очень полезными для общего образования детей.

- Умение просчитывать наперед помогает в реальной жизни?

- Очень помогает. И еще развивает самостоятельность и помогает быть ответственным за свои поступки. Например, если в шахматах сделаешь неверный ход, то его уже не вернешь. То же самое и в жизни. Шахматы помогают действовать не эмоциями, а трезвым взглядом и хладнокровным расчетом.

- Чем бы вы занимались, если не шахматами?

- Не знаю. Думаю, как бы ни странно это звучало, стал бы риелтором. Я держу в голове много вариантов, и с этой точки зрения мне очень легко «засорять голову» ненужной информацией. К примеру, я спокойно могу сделать выборку по интересующей недвижимости и потом во всех нюансах держать ее в голове долгое время.

- Родители хотели, чтобы вы стали шахматистом?

- Родители меня никогда ни к чему не принуждали. Я был разносторонним ребенком: ходил на акробатику, на английский язык, теннис, лепку. Но шахматы пошли лучше всего, к тому же они мне очень нравились, и, когда я начал добиваться результатов, родители приложили все силы, чтобы создать для меня все условия для занятий. Вначале я сражался с папой, потом вскоре пошел в секцию, затем начал посещать сразу два шахматных кружка. Потом пришли успехи. Стал чемпионом Украины и Европы среди детей. Меня заметили в очень серьезном шахматном клубе в Донецкой области и пригласили туда на ПМЖ. Конечно, родителям тяжело дался этот шаг, когда еще не было известно, будет ли мой талант реализован, но они в меня поверили, бросили выгодную работу и переехали. Когда я вернулся из Краматорска, то уже в ранге самого молодого в мире гроссмейстера. Далее мы всегда приглашали гроссмейстеров на занятия за свой счет, но это было тяжело и накладно. В итоге, прожив до 19 лет в Симферополе, мы поняли, что для дальнейшего совершенствования мне нужно переехать в шахматное место. В это время как раз поступило предложение из России.

- Как часто видитесь со своей мамой?

- Крым - мой второй дом, и я с удовольствием туда приезжаю, в особенности летом. Ведь у меня там масса друзей и родственников. Мама сейчас в первую очередь занимается воспитанием моего младшего брата Антона, которому шесть лет. Он уже тоже играет в шахматы и даже ходит к моему первому тренеру, но не знаю, будет ли он ими заниматься профессионально. Один известный гроссмейстер метко сказал, что один профессиональный шахматист в семье - это уже много.

В данный момент в российском городе Ханты-Мансийске Сергей Карякин борется с 7 сильнейшими гроссмейстерами мира в турнире претендентов за право сыграть в матче с Магнусом Карлсеном за мировую шахматную корону. В главных соперниках у него - экс-чемпион мира по шахматам Владимир Крамник и 2-й номер мирового рейтинга ФИДЕ Левон Аронян.
Кульминацией турнира станет последний тур, в котором Сергей Карякин сразится с армянским гроссмейстером чёрными фигурами. Хочется верить, это соревнование станет первой ступенькой Сергея Карякина в достижении главной цели - возвращении шахматной короны в Россию.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#78 : 01.04.2014 15:37
Антон Шомоев: Современный шахматист не набоковский Лужин

О том, как разговор с невестой помог выиграть этап Кубка России, о «спортивном туризме», шахматистах –«качках» и своей жизненной философии международный гроссмейстер Антон Шомоев рассказал в интервью корреспонденту «БМК».


- В 2012-м и в прошлом году ты заработал себе имя. Победил на турнире в Ижевске - этапе Кубка России, получил спец приз «Открытие Высшей лиги», сыграл в Суперфинале… Как сейчас твои дела?


- Сейчас я приехал в Улан-Удэ отдыхать, ну и параллельно слежу за Турниром претендентов. Попутно готовлюсь к следующему турниру. Это будет командный чемпионат России в Сочи, Лоо. Буду выступать за клуб «Политехник», Нижний Тагил. Что о результате, которого я достиг чуть раньше, то тогда я был в очень хорошей форме, попал в Высшую лигу, в Суперфинал – это была веха в моей карьере, показатель того, что я не зря работал, проходил турниры. Это была целая эпопея. И вот я смог играть в одном ряду с Крамником, Андрейкиным. Это те люди, благодаря которым я понял, что всё делал не зря. Попадание Суперфинал – это был мой прорыв. Всё-таки тяжёлые условия в Республике и то, что я раскрыл границы, стал жить и в Москве тоже, сыграло свою роль.

- Разговоры в шахматной среде Бурятии о том, что тебе, наоборот, всегда доставалось больше финансирования, правда?

- Нет, не правда. Когда я становился на ноги, мне было очень тяжело, не было практически никакой помощи. Это был самый сложный период в моей жизни.

- Интересно, почему из вариантов поехать на турнир «Сагаалган» на призы Буддийской Сангхи и Чемпионатом Европы ты выбрал второй, хотя шансы заработать очки и попасть в финал Кубка России были бы хорошие при первом варианте?


- Была такая ситуация, что я думал, куда поехать. Я позвонил руководителю турнира в Дацане и сказал, что хотел бы играть, просил оплатить мне дорогу. Отказались. Это очень странно, хотя другим гроссмейстерам дорогу оплачивали, это было и в положении соревнований обозначено. И я решил поехать в Ереван, на Чемпионат Европы. Но дело не в этом, просто сыграл бы я в финале Кубка России - это круто, да, но это ничего не значит. Это ничего не поменяет, на самом деле. Менять надо качество. Играть на Чемпионате Европы – это важный момент в развитии, и любой профессиональный шахматист, у которого есть желание чего-то добиться, он хочет туда поехать и выбирает именно чемпионат Европы.

- Я правильно понимаю, ты хочешь продолжить заниматься шахматами профессионально? Тренерскую работу не предполагаешь?

- Я планирую совмещать профессиональные шахматы и тренерство. Пока есть желание, есть силы, хочу посмотреть, на что я способен. Для мужчин это особенно важно – сделать всё, что можешь, чтоб знать – всё, это твой потолок. А я вижу в себе силы. Но могу и совмещать работу тренера, чувствую, что у меня огромный багаж знаний. Хотел бы поделиться ими. Желательно, с молодым поколением Бурятии. Я не хочу ограничиваться этим достижением - Суперфиналом. Это хорошо, но для меня - всего лишь определённый этап. Я для себя галочку поставил и хочу идти дальше. Действительно, очень многое зависит от амбиций. Я понял, что я хочу и могу расти. Главное - работать над собой, и это не так просто, как многим кажется.

- Последние турниры, в которых ты участвовал, были не без ошибок. Ты говорил, что ещё не в форме. Опять же, ты не мелочишься, всегда играешь на крупных престижных турнирах, где довольно-таки серьёзная конкуренция. Такая позиция помогает эффективнее работать над собой?

- Вот моя жена, Надежда, - искусствовед. Специализируется на современном искусстве. В культуре Бурятии она занимает не последнее место. Она сотрудничает с разными галереями в Москве. Где-то поработала, поняла, что всё, если дальше здесь работать, то можно остановиться в развитии, и переходит в другое место. Берёт планку повыше. Вот я с этим тоже согласен. Считаю, что не только в искусстве, а в целом, человек должен именно так рассуждать – надо инвестировать в себя.

- Недавно состоявшийся Чемпионат Европы - это хорошая инвестиция в себя?

- Я понял, что без серьёзной каждодневной упорной работы там просто нечего делать. Конкуренция всё больше и больше. Молодые подпирают. Поэтому надо максимально концентрироваться. Дело же не в том, что ты имеешь ресурс и показываешь результат. Я так не думаю. Я считаю, что надо расти, прежде всего, как личность. Потому что проходит время, и если ты растёшь, как личность, ты просто взрослее, опытнее и это помогает в игре. Надо раздвигать границы. Мне, например, этот мой мост с Москвой помог это сделать.

- Супруга тебя мотивирует, очень за тебя рада.

- Да, расскажу историю. Был как-то момент. Я играл в 2012-м в Ижевске на турнире. Я выиграл решающую партию у Дмитрия Бочарова. Но был ещё Паша Малетин, который мог тоже претендовать на победу, мог нас догнать. В решающих партиях победа любого из нас давала бы 1-е место. И когда мы играли, я понимал, что на кону чемпионство, достаточно такое большое для меня достижение… И вот я играю последний тур, а Дмитрий – очень опытный шахматист, он выиграл очень много турниров, у него своя ситуация, он проводит свою стратегию, меня постепенно зажимает. Я чувствую, что такой критический момент наступает, и в этот момент я вспомнил разговор со своей женой. То есть нет, тогда мы ещё не были женаты. Просто разговор с моей невестой. Мы говорили про творчество, про творчество в шахматах. И вот я вспоминаю этот разговор, и меня творческая составляющая поглотила. Я совершенно забыл о результате и начал творить. И я выиграл решающую партию, не просто выиграл, а это была одна из самых красивых партий не только по результату, но и по эстетике.

- Все свои партии запоминаешь?


- Да, я практически все свои игры помню. Ничего тут сверхъестественного нет, это просто показатель твоего отношения к своему делу, вот и всё. Я просто погружаюсь в шахматы, поэтому так.

- И на самом ли деле существует поэзия шахмат?


- Да, но её не каждый поймёт. Почему шахматы не имеют широкой аудитории? Потому что они сложно понимаемы. Для того, чтобы понять красоту шахмат, нужно сначала изучить правила. Погружаясь в атмосферу шахмат, можно понять всю их эстетику. Но надо уже иметь определённый уровень мастерства. На начальном уровне, спортсменов 1-го разряда или КМС интересуют какие-то простые вещи, а уровня гроссмейстера – уже изысканные. Самому интересно и непросто творить. Но в процессе замечаешь даже какую-то эстетическую красоту, визуальную. Мне так кажется.

- Какой у тебя характер как игрока? Вот о Крамнике пишут, что у него характер хладнокровного, опытного игрока. Что о себе скажешь?


- У меня характер всегда такой взбалмошный был, и вот благодаря шахматам он начал меняться на такой спокойно-твёрдый. Я обычно был такой энергичный, подвижный, и редко мог за доской усидеть долго. Может быть, это во мне и осталось. Этот характер находит отражение и в стиле игры. Так у всех профессиональных шахматистов, наверное. При игре человеческие качества какие-то видно. На элитном уровне играют очень много турниров, между собой часто встречаются. Например, Крамник со Свидлером. И для них это очень актуально – что за человек пред ним. Интересуются, чем человек занимается. Потому что можно раскрыть характер игрока в то же время. Это такая уже привычка у шахматистов, на самом деле. Я когда бываю в другой стране, мне, прежде всего, интересны люди. Обычно же интересуются архитектурой, достопримечательностями. А мне вот интересен национальный колорит: покажите мне какой этот человек в беседе, ну и вот из кухни что-то мне интересно.

- К каким мыслям приводит твой самоанализ, быть может, критика со стороны?

- Мне все говорят, что у меня есть проблема в самоотдаче. Потому что остальные играют в шахматы так, что готовы умереть просто. У меня такого нет.

- С чем это связано, как ты думаешь?

- С беззаботным детством , и это сыграло свою роль. И на ментальном уровне я себя берегу. Просто есть пласт «голодных волков», готовых порвать всех, выжать результат, мне же не хватает такого звериного инстинкта. Интеллектуальная игра, а глотки люди друг другу грызут только так.

- Замечу, что ты не выглядишь на свои 32. Как будто тебе 20 лет. Такой активный, кипит в тебе энергия.

- Я думаю, что буряты позднее взрослеют. Я вообще не считаю правильным смотреть на биологический возраст. Мне один друг сказал – представь, что не было бы дней рождений, никто не знает, сколько кому лет. И тогда человек не мог бы уже говорить – вот мне столько лет, я старый или ещё что-то. Это связано не со временем, а с самоопределением больше. Например, женщины обычно говорят – мне к стольки-то годам надо выйти замуж, к стольки-то - родить ребёнка. Мужчина говорит – мне к стольки –то годам надо иметь то-то и то-то. У каждого своё. Мне кажется, что вот без этого самоопределения больше народа было бы не зациклено на своём биологическом возрасте. Потому что никто не знает, сколько кому отведено лет жизни, поэтому желательно всё-таки радоваться жизни, а не быть рабом системы.

- То есть в твоей жизни есть граница некая – наслаждение жизнью и отдельный мир шахмат, где нужно мыслить наперёд?


- Нет, всё равно немножко-то думать надо, прогнозировать, но не зацикливаться. А куда деваться. Другое дело, что об этом не стоит переживать сильно.

- Ты развиваешься в том ключе, что у тебя появляются всё новые и новые увлечения или наоборот, ты работаешь над качественной составляющей того, что у тебя происходит в жизни сейчас?

- Скорее, второе. Хотя мне нравится что-то новое, но я не так быстро к этому привыкаю. Наверное, это связано с тем, что если я за что-то взялся, то хочу делать это идеально. Поэтому за всё подряд мне сложно браться. Не всё так просто в жизни. Вот тот же Суперфинал. Я перед этим сыграл свадьбу, был полностью погружён в подготовку. То есть буквально полгода к шахматам не притрагивался после Высшей лиги, а тут - Суперфинал. Потом поехал в Иркутск на Рапид. Я понял, в каком я разобранном состоянии, я там всем почти проигрывал. И подумал – а что мне делать на Суперфинале тогда. И я пригласил на сборы Пашу Малетина. Мы позанимались, но это всё равно капля в море, по сравнению с тем, какой уровень подготовки должен был быть. Я большую часть времени уделял именно дебюту. На элитном уровне ведь сначала спрашивают – предъявите документы, что ты для начала можешь. Я этому аспекту больше уделял времени, а надо было в целом. Конечно, нужна и физподготовка, и психологическая.

- Что в шахматах является физподготовкой?

- Партия может длиться шесть часов. Тут нужна выносливость неимоверная. Нельзя концентрацию терять. Это то же самое, как если сидеть и шесть часов подряд решать математические задачи. По аналогии. И нельзя расслабиться, потому что покажешь слабину сопернику. И поэтому нужно развивать два вида выносливости – чисто шахматную и физическую. Ум как бы даёт импульс организму о нагрузке. И тело должно выдержать. Взаимосвязь есть.

- Что делаешь для физподготовки?

- Сейчас, на самом деле, только зарядки. А раньше бегал. В каком-нибудь приятном месте. Вообще надо много бегать. Паша Малетин, он много занимается собой, своим телом, советовал мне бегать быстро рывками, не долго, но так, чтобы отрабатывать темп.

- В шахматном спорте есть такие люди, которые выглядят как культуристы и хорошо играют в то же время?

- Есть. У нас таких много. Многие занимаются тяжёлой атлетикой. На самом деле, говоря об образе шахматиста, то у людей взгляд основан на романе Набокова «Защита Лужина». Там он описывает шахматиста такого сумасшедшего, погружённого в себя. Обычно люди так и представляют себе шахматистов, такого «ботанического» вида, немного аутистов, в себе. Но это не так. Шахматы – это прежде всего, спорт, это колоссальные нагрузки. Шахматист должен обладать самодисциплиной и так далее. И есть много моментов, с которыми совершенно не вяжется этот обычный образ. Например, Магнус Карлсен – 16-тый чемпион мира, в одном из своих интервью упомянул о Бобби Фишере. Он совершил первую революцию по физ.подготовке в шахматах. Фишер - американский гений, 11-тый чемпион мира, обладатель шахматного Оскара. Он регулярно занимался спортом, в основном, большим теннисом. И вот Карлсен также – великолепнейший атлет, он играет в баскетбол, футбол именно как атлет, это для него просто необходимость. На турнирах я на себе почувствовал это напряжение неимоверное, и мне, конечно, не хватает такой подготовки. Если бы у меня был второй шанс начать заново, я сделал бы всё совершенно по-другому. Уделил бы физ.подготовке максимальное количество времени.

- То есть если бы время повернулось вспять? почему не сейчас?

- Да, если бы время повернулось вспять. Ну или если бы попал ещё раз в Суперфинал, по-другому бы готовился. У меня ещё есть возможность. Если попаду, то буду больше внимания уделять физ.подготовке.

- У нас в России есть необычные такие образы представителей шахматного спорта?

- Василий Емелин, например. Он из Санкт-Петербурга. Гроссмейстер. Занимается тяжёлой атлетикой. Есть даже какие-то достижения. Он такой лысый, брутальный мужик. Но в принципе, приятный. Вообще много таких шахматистов, которые просто собираются, чтобы играть в баскетбол, футбол. Просто для себя. Так как все - игроки, то и любят, в основном, игровые виды.

- Ты ведь тоже играл в баскетбол?

- Да. Но в 2006 году я в аварию попал автомобильную и как-то после этого охладел к баскетболу. Просто так получилось.

- Так всё-таки, ставишь ли ты себе границу временную, сколько ещё будешь играть в шахматы профессионально?


- Я сейчас нахожусь на таком этапе, когда у меня всё ещё впереди. Не так, что я имею какие-то уже достижения и всё. Нет. Я планирую расти. Например, я занимаюсь усердно ещё год-два, то у меня должен быть какой-то результат. Должен чувствовать, что я могу ещё. Я хочу понимать, повторюсь, что и как мужчина тоже, я сделал всё, что мог. Если результата нет, не будет, то пора будет задуматься. Поменять приоритеты на тренерство. Или, может быть, вообще не связываться с шахматами. Если что-то не получается, просто надо сменить фокус, расширить границы. В этом и есть понимание своей ситуации. Я хочу достичь максимума, для меня это важно, но не так, чтобы я исчерпал весь свой ресурс. Это вот китайский менталитет очень такой подходящий для этого. Они трудоголики. И вот применительно к шахматам, здесь такие игроки ставят общественное выше личного, тратят за страну весь свой ресурс. И всё. Достигают результата большим трудом, а потом их просто сменяет молодёжь. А такие игроки сразу уходят в тень. Ресурса больше нет. Я так не хочу. Я хочу, чтоб я гармонично развивался. Хочу эволюционировать, а не брать напором.

- Смог бы ты отказаться от шахмат?

- Думаю, у меня есть какая-то зависимость от шахмат. Я не пробовал отказываться. Думаю, что смог бы. Но зависимость есть, да. Это мне нравится. Нравится адреналин ощущать, когда выигрываю партию, нравится чувство победы. Есть в этом какой-то особенный драйв. Ну и плюс в шахматах – это поездки. Весь мир объездить, посмотреть, занимаясь любимым делом. Вот захотел я съездить отдохнуть и поехал на турнир, такой восстанавливающий.

- В Домбае один из таких был, я так понимаю?

- Да. Там природа, горы, в основном. Горный воздух. Курорт там находится горнолыжный. Этот турнир был после Суперфинала, а я там, правда, небольшой шок получил от игры, не был просто готов к Суперфиналу. Если бы я так плохо выступил, приложив к подготовке много сил, то я был бы просто раздавлен. А так, я понимаю, что не показал то, на что способен, потому что не был готов.

- Это называется «спортивный туризм». Обычно. И несерьёзным считается.


- Да, согласен. Это, в общем, плохо. Потому что всё-таки, я еду на соревнование. Конкретно на этот турнир я поехал, потому что хотел играть, но в то же время и побыл на природе, в горах.

- Но сейчас период такой, что расслабляться не будешь?

- Да, после Чемпионата Европы я ведь сделал для себя выводы в плане работы над собой и дальнейших планов. В частности, этому способствовал мой друг, Александр Рязанцев – гроссмейстер из Челябинска, кандидат биологических наук, очень целеустремлённый человек, один из самых молодых тренеров сборной России по шахматам в истории. Общаясь с такими людьми, как он, я понимаю, как нужно работать. То есть я это знал, но ещё и появился единомышленник. Развиваться всегда проще с единомышленником, чем одному. Когда ты находишь подтверждение своим идеям, всё становится на свои места. Причём, я понял, что мой график должен быть гибким, но без оправданий и самообмана.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#79 : 01.04.2014 15:39
Вишванатан АНАНД: ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Сказать, что победа Ананда стала неожиданностью, значит не сказать ничего. Он дал окончательное согласие на участие всего за месяц до старта турнира в Ханты-Мансийске, а букмекеры принимали ставки на его победу как 1 к 55. Теперь Виши будет готовиться уже к своему шестому матчу на первенство мира. Впервые он боролся за шахматную корону еще в 1995 году, когда уступил Каспарову в Нью-Йорке. А затем победил Крамника (2008), Топалова (2010) и Гельфанда (2012). Казалось, что после разгрома, который прошлой осенью ему учинил Карлсен, Ананд уже не поднимется. Но король, как оказалось, не умер, в его жилах еще достаточно молодой крови...


- Турнир претендентов-2014 стал одним из самых запоминающихся в моей карьере, - резюмировал Ананд. - Было очень приятно опровергнуть многочисленные прогнозы.

- Да, перед стартом никто не думал, что вы можете победить. Эксперты называли Ароняна, Крамника... Вас это расстраивало?

- Честно говоря, мне было все равно. Отправлялся сюда просто играть в шахматы, был неплохо готов, понимал, что шансов у меня не меньше, чем у остальных участников.

- В какой момент почувствовали, что можете победить в Ханты-Мансийске?

- Как вы знаете, я сомневался, играть или нет. Это была не бравада. В первый момент, сразу после мачта с Карлсеном я действительно спрашивал себя: хочу ли продолжать? Окончательное решение принял только после разговора с Крамником в Лондоне в декабре. Мы пошли поужинать, и Влади сказал мне: "Конечно же, играй. Отказаться всегда успеешь!" Благодарен ему за поддержку. Это было важно.

Старт сложился для меня очень удачно, наверное, тогда и поверил в возможность первого места. Для меня очень важно хорошо начать. А тут в первой же партии - сразу победа над Ароняном.

- Удивило, что Левон практически не сумел навязать борьбы черными?

- Не то чтобы удивило. Такое случается: ты готовишься, а потом видишь позицию на доске и не можешь вспомнить, как правильно реагировать. По сравнению с обычными схемами у белых вроде ничего не было, но уравнять Аронян не сумел.

- А потом вы выиграли черными у Мамедьярова.

- Я очень доволен той партией. Сумел почувствовать настроение соперника, что он собирается делать, за несколько ходов превратив примерно равную позицию в выигрышную.

- Какая партия получилась самой волнительной?

- Наверное, черными с Ароняном в восьмом туре. В тот момент мы имели с ним равное количество очков, и он был настроен очень решительно. Но ему не повезло с дебютом. Конечно, Левон смутил меня своим выбором, но... это был не тот случай, когда стоило беспокоиться за результат. Мне удалось придумать жертву пешки, захватить инициативу, и он уже хотел все побыстрее закончить.

- Когда выиграли у Топалова, а Аронян и Крамник синхронно проиграли, не решили для себя, что турнир уже закончен?


- Большая ошибка - считать так за пять туров до финиша. Да, я оторвался от них на очко и имел преимущество над Ароняном по личным встречам, но, если во время игры ты думаешь не о текущей позиции, а о том, как сохранить свой отрыв, ничего хорошего из этого не выйдет. Такое я не раз проходил в своей карьере. Я старался просто играть в шахматы, не видеть и не слышать того, что творится вокруг.

- Вы хоть из гостиницы выходили во время турнира?


- Да, я гулял... В начале турнира, правда, простудился, что было немудрено, когда вместо тридцатиградусной жары на улице сугробы и сильный ветер. Но потом все в этом плане было нормально. Затворником себя не ощущал. Общения хватало - я постоянно держал связь с домом, да и Чанда (Сандипан - единственный помощник Ананда на турнире претендентов-2014. - Прим. Е.А.) не давал мне скучать.

- Что почувствовали, когда стали недостижимы для соперников?

- Облегчение. Все-таки это большой стресс - каждый день играть против лучших шахматистов мира, особенно когда лидируешь и все ждут, что ты споткнешься.

- Карякин в 13-м туре очень долго не давал вам насладиться моментом.

- Я могу понять его, он пытался использовать свой шанс. Последние два тура были вообще довольно волнительными для меня, несмотря на то что со стороны казалось - все решено. По ходу турнира я следил в основном за Ароняном, а тут вдруг понял: если я проиграю Карякину, а он выиграет в последнем туре, то обойдет меня. Было важно не проявить слабости в такой ситуации, не испортить себе настроения.

- Крамник сказал, что вы победили, потому что меньше всех ошибались.


- Ну, наверное, я еще кое-что вложил в свои партии! (Смеется.)

- Приятно пройти такой турнир без поражений, даже без худших позиций?


- Худшие позиции у меня были. Черными с Топаловым, с Крамником, с Карякиным, хотя с ним по дебюту напутал "на радостях". Если вспомнить Мехико-2007 (такой же турнир, но носивший статус чемпионата мира и выигранный Анандом. - Прим. Е.А.), там мне тоже удалось не проиграть ни разу.

- У вас нет ощущения, что, победив в Ханты-Мансийске, вы стали чемпионом "остального мира"?

- Хм... Что вы имеете в виду?

- Счет ваших личных встреч с Карлсеном в последнее время.

- (Задумывается.) Ладно, давайте начистоту. В последнее время у меня действительно не очень складывается с Карлсеном, но это не значит, что у меня нет шансов. Да, в первом матче надо мной тяготел какой-то рок неизбежности, и ближе к концу моя игра совсем разладилась. По правде говоря, не хочется вспоминать. Думаю, теперь все будет по-другому.

- Иными словами, вы не боитесь матча-реванша?

- Я давно ничего не боюсь (улыбается).

- Есть у вас ответ на вопрос, как победить Карлсена?


- Узнаем в ноябре.

- Намереваетесь создавать новую бригаду или удовлетворитесь старой?

- Давайте не будем бежать впереди паровоза. В данный момент я выиграл турнир претендентов, до матча еще больше полугода. Неизвестно, где он пройдет и с каким призовым фондом. Сегодня я просто хочу насладиться моментом. Думать о чем-то буду потом...

- Как бы сами назвали свой успех: ренессанс, быть может, чудо?

- Точно не чудо. Я все-таки готовился к турниру, знал, что меня ждет. Ренессанс? В этом что-то есть, я очень давно не оказывался первым в такой компании.

- Как будет встречать своего героя Индия?

- За последние сутки я получил массу поздравлений. Боюсь даже представить, что писали наши газеты. В любом случае, жизнь продолжается!

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#80 : 07.04.2014 22:54
Экс-чемпион мира Вишванатан Ананд: Карлсен талантлив, а я спокоен

Сразу после того, как Вишванатан Ананд оформил победу в турнире претендентов, с ним поговорил корреспондент «Советского спорта». Ананд признался, что еще не утратил вкус к большим победам и готов вновь побороться за шахматную корону с Магнусом Карлсеном.
«ПОЧУВСТВОВАЛ ВКУС К ИГРЕ»


– Перед турниром претендентов на вас мало кто ставил. Говорили, что ваши лучшие годы позади и в Ханты-Мансийске должен победить другой. Например, Аронян или Крамник.

– Честно говоря, я никогда не ориентируюсь на мнение других. Прекрасно понимал, что подготовка находится на должном уровне. Ведь столько сил было потрачено на подготовку к матчу с Карлсеном, столько было задумок! К сожалению, в матче с Магнусом это не очень помогло, зато пригодилось в Ханты-Мансийске.

– Неужели не устали от шахмат?

– Наоборот, я только почувствовал вкус к игре. Ведь шахматы – это как наркотик, и я как человек, познавший этот вкус, уже не могу без него жить. Рассчитывал, что смогу сыграть хорошо. И турнир сложился так, как я и рассчитывал. Удалось захватить лидерство с самого начала, а потом я смог удержать преимущество.

– Вам предстоит очередной матч с Карлсеном. С учетом того, что вы пятикратный чемпион мира, вам не надоели эти матчи?

– Нет, не надоели.

– Шахматы очень помолодели, а вам скоро 45. Как чувствуете себя физически?


– Я очень много работал перед тем же матчем с Карлсеном. Работал именно над «физикой». И, наверное, мое хорошее состояние отразилось на том, что мне удалось пройти турнир претендентов очень ровно. На самом деле мои соперники больше ошибались. Скажем, те же Крамник и Аронян во втором круге иногда просто зевали, что для их уровня совсем не характерно.

А вот игра Сергея Карякина меня очень порадовала. Он единственный, кто смог на финише устроить настоящую погоню за мной. Если бы в предпоследнем туре я уступил Сергею, то не факт, что победа была бы за мной.
«ПОСТАРАЮСЬ РАЗОБРАТЬСЯ В БИАТЛОНЕ»

– Вы оформили успех за тур до финиша. Скажите откровенно, начали праздновать уже тогда или все-таки думали о последней партии со Свидлером?

– Хоть я и профессионал, но, честно говоря, понимал, что, имея белый цвет с Петром, смогу сделать как минимум ничью. Однако волнение было настолько сильным, что впервые на этом турнире я не смог выспаться и проснулся аж в шесть утра. Даже рассердился сам на себя, потому что со сном до этого проблем не было. Все-таки момент оказался для меня волнительным, несмотря на то что победа была уже оформлена. Но все получилось, как было запланировано. С Петром мы довольно быстро заключили мирный договор.

– Вы первый раз в Ханты-Мансийске. Удалось ли вам посмотреть город?

– Нет. Я гулял только возле Шахматной академии. Погода не позволяла большего. Петр Свидлер говорил, что летом Ханты-Мансийск – очень красивый город. Зато организаторы устроили мне поездку за городом на оленьей упряжке. Незабываемые ощущения!

– Вы побывали и на биатлонном стрельбище.

– Да, не могу сказать, что знаю много об этом виде спорта, но теперь постараюсь в нем разобраться.

– Что вы думаете о своих шансах в матче с Карлсеном?

– Вы знаете, я абсолютно спокоен перед ним. И верю в свои силы. Да, конечно, Карлсен очень талантлив. Да, мне не удалось победить его в своем родном городе (матч проходил в Ченнае. – Прим. ред.). Но кто же не хочет взять ту вершину, которая тебе не покорилась с первого раза? Тем более опыт у меня есть. И, как показал турнир в Ханты-Мансийске, какой-то порох в пороховницах еще остался. Что ж, будем думать, как добавить туда огонька.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#81 : 07.04.2014 22:57
Второй после короля

Накануне победой индийца Вишванатана Ананда в Ханты-Мансийске завершился турнир претендентов на мировую корону. Второе место занял дебютант столь престижных соревнований гроссмейстер Сергей Карякин, который после неудачного начала сумел вернуться в борьбу за призовое место. В беседе с корреспондентом "РГ" он рассказал, за счет чего добился столь впечатляющего результата.

Сергей, чем турнир претендентов отличается от других соревнований топ-уровня?

Сергей Карякин: Сейчас в международном календаре осталось мало супертурниров, в которых соперники играют в два круга. Нам пришлось пройти трехнедельную марафонскую дистанцию, и далеко не все ее выдержали. Обратите внимание, большинство лидеров по итогам первого круга сдали во втором. Мне удалось сохранить силы, не напрасно же я приехал в Ханты-Мансийск с тренером по общефизической подготовке.

Чем объясните неудачное начало?

Сергей Карякин: Одна из главных причин - волнение. Давил груз ответственности, поскольку многие верили в меня. Я не раз говорил, что хочу вернуть шахматную корону в Россию, и от этих своих слов отказываться не собираюсь. Не хочу, чтобы это воспринималось как бравада. Можно сказать, я несколько перегорел на старте.

Как удалось из низа таблицы выйти в лидеры?

Сергей Карякин: После первого круга при пяти ничьих и двух поражениях мне трудно было представить, что я поведу борьбу за лидерство. Но я не опустил руки. Я доказал себе, что морально устойчив. В прошлом году тоже играл сериями. В норвежском Ставангере одержал четыре победы подряд, на этапе Гран-при в Пекине была серия из трех выигрышей и трех поражений. В столице Югры в начале второго круга я выиграл поединок у Петра Свидлера черными фигурами, начало было положено. Эту партию я считаю одной из лучших в своей карьере. На следующий день Владимир Крамник грубо ошибся в дебюте, и я реализовал возникший перевес. Технически это было несложно, но времени и ходов ушло много.

И все-таки был хоть какой-то шанс догнать Ананда?

Сергей Карякин: Мне не хватило совсем немного. По ходу почти всех семи партий второго круга я имел так называемое положение "плюс/равно", то есть был перевес, означавший ничью или победу, но никак не поражение. Только с Мамедьяровым моя позиция в какой-то момент вызвала серьезные опасения, но причиной тому послужил цейтнот, а ведь уже к 20-му ходу у меня было лучше, несмотря на черные фигуры. В трех поединках я перевесом воспользовался и довел партии до побед. При детальном анализе других четырех встреч понял, что выигрышные варианты в них тоже были.

Вы заняли второе место благодаря победе над Левоном Ароняном в последнем туре. Как проходила партия?

Сергей Карякин: Я играл черными и на фоне усталости, потому что накануне провел за доской часов семь, пытался дожать Ананда, но он все-таки "убежал" от меня. В партии с Ароняном с большим трудом, но добился победы. Получилось 14 часов игры за неполные два дня. Наверное, теперь простые любители спорта поймут, зачем шахматисту нужна общефизическая подготовка.

Как в целом оцениваете для себя итог турнира?

 
Сергей Карякин: В столице Югры я сам для себя раскрыл свой потенциал. Мне сейчас 24 года, Борис Гельфанд в позапрошлом чемпионском цикле выиграл турнир претендентов в 43 года. Так что у меня все еще впереди. Уверен, что это далеко не последнее мое претендентское соревнование. В Ханты-Мансийске мне удалось заработать существенную прибавку в рейтинге и я вышел на седьмое место в ранг-листе ФИДЕ. Я уже достаточно долгое время вхожу в сильнейшую десятку шахматистов мира, и это серьезный показатель стабильности. Баллы в рейтинг очень трудно зарабатывать, а растерять все можно едва ли не за одну партию. Поблагодарю всю свою команду, моего бессменного тренера Юрия Дохояна, Александра Мотылева, который в блестящем стилке выиграл личный чемпионат Европы. Хочу сказать огромное спасибо моему новому личному наставнику Рустаму Касымжанову, который находился непосредственно в Ханты-Мансийске. Напомню, что он раньше работал в команде Ананда и при нем Вишванатан выиграл три матча за мировую корону. Мне очень не хотелось подвести Рустама, как-то подмочить его сложившуюся репутацию тренера победителя. По ходу турнира дошло до суеверий. Чтобы как-то поменять ситуации, мой менеджер Кирилл Зангалис после первого круга перестал приходить в зал и наблюдал за ходом борьбы из гостиницы, это тоже сработало. Спасибо всем: семье, детским тренерам, болельщикам, спонсору. Каждую секунду я чувствовал поддержку тысячи людей.

Где в ближайшее время будете выступать?

Сергей Карякин: Если честно, очень устал и с удовольствием отдохнул бы от шахмат какое-то время. Но у гроссмейстеров моего уровня есть обязательства, поэтому надо играть. Отправляюсь на командный чемпионат России в Лоо. Надеюсь, что капитан екатеринбургского "Малахита" хотя бы в стартовых турах даст мне немного отдохнуть. Затем поеду в Азербайджан на Мемориал Вугара Гашимова. Пропустить этот турнир я не имею морального права. Рано ушедший из жизни Вугар был моим близким другом. Вот такие планы на апрель.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#82 : 07.04.2014 23:03
Анатолий КАРПОВ: Каспаров не должен использовать шахматы в политических целях

Магнус Карлсен — это человек, спасающий европейские шахматы, Владимир Крамник вряд ли может претендовать на звание чемпиона мира, а Гарри Каспаров — слишком политизированный и непрогнозируемый для поста президента ФИДЕ. Об этом в интервью ИТАР-ТАСС рассказал трехкратный чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов.


— В ноябре 2013 года у мира появился новый чемпион. В матче за титул 22-летний Магнус Карлсен не оставил шансов Вишванатану Ананду. Что вы думаете о новом шахматном чемпионе?

— Здорово, что появился новый, молодой чемпион. Один из самых молодых в истории шахмат. Но сразу хочу оговориться, что Карлсен мог претендовать на звание чемпиона мира и в предыдущем цикле, но тогда случилась неприятность, поскольку матчи претендентов наметили проводить в Азербайджане. И так получалось, что Карлсен так или иначе попадал на одного из местных шахматистов. Карлсен выразил протест и сказал, что по крайней мере его матчи должны быть сыграны в другой стране. И я в этом его поддерживаю. В мое время без согласия обеих сторон нельзя было проводить матч в стране одного из участников. Исторически, и я убежден в этом, Карлсен был прав. Но решили воспитать молодого человека (кто решил, я не знаю), сказав, что если он не хочет играть в Азербайджане, то играть вообще не будет. Это была серьезная ошибка. Тем более что в конечном счете матчи переехали из Азербайджана в Казань, а право играть норвежцу не вернули. Таким образом, мы получили матч Бориса Гельфанда с Анандом, который прошел в 2012 году в Москве. Наверное, еще на том этапе должен был состояться матч Карлсена с Анандом. Я не знаю, победил бы тогда Карлсен или нет, но шансы имел. Однако в последнем противостоянии я все же ожидал, что Ананд покажет больше.

На сегодняшний день я позитивно оцениваю эту смену. Ананд — замечательный шахматист, но он всегда довольствовался статусом небожителя в Индии и в мире для шахмат сделал мало. Он был пассивен — играл среднее число турниров, в свое удовольствие. Он не идет ни в какое сравнение с Гарри Каспаровым или со мной, мы были очень активными чемпионами. Но в последние годы пошла череда чемпионов, которые считали, что у них нет обязанностей лидеров шахматного мира. А начиная с Ботвинника, а то и раньше чемпионы мира не только чувствовали, но и вели себя как лидеры.

— В какой исторический момент пропала обязанность быть лидером?

— Когда была введена нокаут-система и сокращен цикл борьбы за звание чемпиона мира. Причем идея эта принадлежит не Кирсану Илюмжинову, при котором она была введена, а Флорентино Кампоманесу (президент ФИДЕ до 1995 года. — ИТАР-ТАСС), который считал, и в этом я с ним согласен, что если проводить чемпионаты мира каждый год, то чемпионы мира будут перегружены, они друг друга "переработают". Нервная система не может выдержать ежегодных нагрузок. Кампоманесу же для развития шахмат нужна была сменяемость — и не только персональная, но и по странам. Однако этот ход оказался порочным: нокаут-система дала много случайных результатов. Не будем называть всех поименно, это достойные шахматисты, но не чемпионы мира. Вследствие этого упала и популярность шахмат. При такой системе был один год, когда даже я запутался, кто является чемпионом мира, что уж говорить о любителях шахмат. Это беда, которую ФИДЕ осознала и, слава богу, стала решать. Все равно матчи пока короткие, но уже близки к нормальному положению.

Я считаю, что в матче за титул чемпиона мира должно играться 14, а то и 16-18 партий. Не те 24, которые я играл и которые длились минимум 70 дней: современные шахматисты не вынесут и половины, 35 дней уже считают издевательством. Но 12 партий, на мой взгляд, все-таки маловато. Хотя постепенно мы добрались до разумного варианта. Если же говорить о нокаут-системе, это и вовсе лотерея. Причем теоретически при нокаут-системе шахматист мог стать чемпионом, не выиграв ни одной партии: две основные и две дополнительные партии заканчиваются вничью, после чего играется партия до победы — белые получают преимущество по времени, но обязаны выиграть. Черным же достаточно свести партию вничью. И так до чемпиона мира.

— Карлсен способен быть лидером мировых шахмат?

— Да, Карлсен как раз понимает роль чемпиона мира. К тому же он прекрасно общается с прессой — у него много рекламных проектов, он сам в этом заинтересован. Карлсен сегодня — это то, что спасает шахматы в Европе. И кстати, замечательно, что недавно ему удалось выиграть крупный турнир в Цюрихе. Для чемпиона мира важно доказывать свою силу.

— Возможно, стоит поступать по аналогии с конкурсами "Мисс мира", когда победительница подписывает контракт и в течение следующего года участвует в множестве акций по всему миру?

— Для популяризации шахмат идея неплохая, но если мисс мира после года контракта заканчивает свою деятельность, то чемпион мира по шахматам все-таки должен защищать звание и готовиться к этому, сам распределять свое время.

— У российских гроссмейстеров есть шансы на возвращение шахматной короны?

— Владимир Крамник имел все шансы победить в турнире претендентов, но против Карлсена он вряд ли устоял бы. Если Россия хочет вернуть себе титул чемпиона мира в шахматах, надо заниматься воспитанием молодых, и они есть. Жаль, что Сергей Карякин потерял скорость в развитии. Я думал, он будет выходить на чемпионский матч, но ему пока и это не удается, а время уходит.

— В этом году в Норвегии пройдет 41-я Всемирная шахматная олимпиада. Чего стоит ждать от нее?


— Это вообще огромное соревнование, не все правильно оценивают его масштаб. Например, на Олимпиаде в Сочи участвовали около 5 тыс. спортсменов, тренеров, а в шахматной олимпиаде принимают участие 1,5-2 тыс. человек. В Тромсе, уверен, все будет проведено на высшем уровне. Пользуясь случаем, хочу сказать, что идеально была проведена олимпиада в Ханты-Мансийске. Надо отдать должное ФИДЕ и Российской шахматной федерации, это большое достижение. А мне можно верить, я в том или ином качестве участвую в олимпиадах с 1972 года.

— Какие шансы на олимпиаде у российских шахматистов?

— Будем надеяться, что они смогут победить. Вот командный чемпионат мира, пусть и чудом, но спустя много лет выиграли. Хотя, честно говоря, я не понимаю, что происходит. Если разбить турнир на индивидуальные соревнования, у России не будет явного превосходства только на первой доске. А шахматист с пятой российской доски (это первый запасной) почти во всех странах играл бы на первой доске. В Норвегии, на Украине, в Армении, Индии — на второй. Так что я не понимаю, почему российская команда все не выигрывает. Наверное, в команде нет лидера.

— Каким должен быть лидер в шахматной команде?

— Он должен гореть и своим желанием заражать остальных энергией, желанием играть, побеждать. У наших шахматистов в последние годы командные турниры идут как не самые значимые события. В мое время такого себе не позволяли — играли за идею, даже призовых особо не было. Сейчас у нас не выстраивается команда, нет "настройщика" — Крамник лидер одного человека, самого себя.

— Вы посол ФИДЕ в Международном олимпийским комитете, занимаетесь продвижением шахмат в олимпийском движении. Кирсан Илюмжинов говорил, что новый президент МОК Томас Бах очень позитивно настроен в отношении шахмат в олимпийской программе.


— Илюмжинов активно занялся продвижением шахмат в олимпийскую программу еще в начале 1990-х. Бывший президент МОК Хуан Антонио Самаранч с интересом относился к шахматам, была проделана огромная работа, но мы чуть-чуть не успели. Помню, как в 1998 году, после того как Самаранч вручил мне медаль чемпиона мира, мы сидели и обсуждали перспективы шахмат вместе с Илюмжиновым и двумя вице-президентами МОК. И все сошлись на том, что шахматы должны быть включены в олимпийскую программу. Но в 2001 году главой МОК стал Жак Рогге, который, хотя сам и играл в шахматы, в программе Олимпийских игр их не видел. Если бы мы чуть-чуть ускорились, то при Самаранче попали в олимпийскую программу.

А при Рогге у нас даже контактов особо не было. При этом в программу летних Игр шахматам войти тяжело: она и без того перегружена. А в программу зимних — вообще не проблема. Только надо немного изменить устав олимпийской хартии, чтобы в зимних Олимпиадах проводились соревнования не только по зимним, но и по интеллектуальным видам спорта. В программе зимних Игр есть явная дыра посреди дня, когда почти ничего не происходит. Шахматы могут заполнить это пространство. Причем можно играть не только в шахматы, но и в го, бридж. Неслучайно по инициативе в том числе ФИДЕ я участвовал в этих процессах, мы создали Ассоциацию интеллектуальных видов спорта. В тандеме с ней у ФИДЕ есть все шансы. Здорово, если Бах и вправду настроен позитивно в отношении шахмат. Все-таки позиция президента МОК является определяющей.

— Вообще, сейчас для шахмат самый подходящий момент для возвращения в олимпийскую семью. Томас Бах собирается реформировать олимпийское движение в рамках своей программы "Олимпийский план-2020". У вас есть время до декабря, когда изменения будут приняты на внеочередной сессии МОК в Монако.

— Если мне дадут помощников, я бы смог разработать систему проведения олимпийского турнира. К сожалению, в самом шахматном мире еще нет четкого понимания, как играть в шахматы на Олимпиаде. Мне кажется, надо продвигать идею лично-командного первенства. И только быстрые шахматы, или мы не уместимся в формат Олимпийских игр. Когда это обсуждалось  с Самаранчем, говорили о 150–200 участниках, плюс надо определить формат квалификации. Преимущество шахмат может заключаться в том, что разницы между мужчинами и женщинами нет. Некоторые женщины играют наравне с мужчинами — таких видов спорта немного.

— Давайте поговорим о выборах президента ФИДЕ. На данный момент на этот пост претендуют Кирсан Илюмжинов и Гарри Каспаров. Что думаете об этих кандидатурах?

— На стороне Илюмжинова огромный опыт. Он руководит ФИДЕ уже почти 20 лет. С его стороны были как ошибки, так и достижения. Сейчас ошибки остались в прошлом — я имею ввиду формулу проведения чемпионата мира, о которой мы говорили. Да и в целом система выстраивается: для нокаут-турниров есть Кубок мира, чемпион мира определяется в классических шахматах, существует множество турниров на любой вкус. Понятно, что, как всегда, есть проблема со спонсорами, но она тоже как-то решается. На сегодняшний день провалов нет. При Илюмжинове ФИДЕ пополнился 30 новыми членами — это огромный рост. Сегодня ФИДЕ — одна из самых многочисленных международных спортивных федераций, их 181. То есть количественной проблемы нет, но вот над качеством надо работать.

Помимо этого, Илюмжинов активно продвигает проект "Шахматы в школах". Мне эта тема близка. Вопросы шахматного общения в общеобразовательных школах по всему миру крайне важны для гарантированного процветания шахмат в будущем, для развития их популярности и массовости. Мы начали заниматься этими вопросами давно, но особой активности и успехов не наблюдалось. Хотя в свое время ФИДЕ была даже аффилирована в ЮНЕСКО. Отдельной строкой стоят попытки Кампоманеса продвинуть шахматы в школы, но какой-то результат пришел только в последнее время. Например, Европейский союз рекомендовал европейским школам включить шахматы в школьную систему образования.

На сегодняшний день самого большого успеха в этом плане добилась Турция. На государственном уровне проект развития шахмат в школах поддержали Армения и Азербайджан, планирует принять такое же решение Грузия. Первой же страной, как ни удивительно, которая на уровне парламента поддержала развитие шахмат в школах, была Швеция в 1993 году. Благодаря усилиям ФИДЕ шахматы пошли и в школы Южной Америки, например Парагвая. В России также идет активный процесс — в Калмыкии и Ханты-Мансийске шахматы стали неотъемлемой частью системы образования. Завершается программа внедрения шахмат в качестве дополнительного школьного предмета в Тюмени. Также мы пошли в область — Тобольск, Ишим, Ялуторовск и другие более мелкие поселения. Надо отдать должное Министерству образования РФ: начиная с бывшего министра образования Владимира Филиппова, который первым выпустил нормативный документ в поддержку обучения шахматам в школах, и продолжая Андреем Фурсенко и Дмитрием Ливановым, последовательно поддерживавшим программу. К примеру, результат моей работы — школы Анатолия Карпова функционируют в 32 странах мира, и сейчас идут переговоры о вовлечении в процесс Болгарии. Кроме того, недавно была открыта школа в Нарьян-Маре, то есть география очень широкая. Надеюсь, ФИДЕ сможет реализовать проект, и любимая нами игра станет частью образовательного процесса в школах по всему миру.

Сейчас активная работа обоими претендентами ведется в Африке, где их интересы пересекаются. И это очень хорошо, что они обратили внимание на самый пока слабо развитый в шахматном плане регион. Когда четыре года назад я боролся  за звание главы ФИДЕ, самой крупной федерацией, не считая ЮАР, была Гана, где было ровно четыре клуба и меньше 200 шахматистов на всю страну.

— Что скажете о перспективах Каспарова?

— Каспаров всегда умел находить спонсоров, но также он чудесным образом умел ругаться с ними и терять навсегда. У него были достижения, которые оборачивались потом грандиозными разочарованиями, которые серьезно сказались на всем положении шахмат. Он, например, гениальным образом нашел IBM, и негениальным образом разругался с ней так, что IBM из шахмат ушла. Точно такая же история потом произошла с Intel. А на сегодняшний день компьютерные компании являются самыми натуральными, логичными спонсорами шахматного движения.

— Кроме того, первым делом приходит на ум 1993 год, когда в преддверии чемпионского поединка с Найджелом Шортом Каспаров вышел из ФИДЕ и создал собственную организацию — Профессиональную шахматную ассоциацию.

— Тут я могу его только поблагодарить (улыбается), ведь это добавило мне шесть лет жизни в шахматах (ФИДЕ лишила Каспарова звания чемпиона мира и провела матч на звание чемпиона, в котором Карпов выиграл у Яна Тиммана. — ИТАР-ТАСС). А если серьезно, то да, это был шаг против ФИДЕ, который привел к серьезному расколу в мире шахмат. И преодолеть его последствия удалось только в 2006 году, когда состоялся объединительный матч между болгарином Топаловым и Крамником.

Каспаров не раз страдал от собственной непоследовательности и, я бы сказал, волюнтаризма. В 1998 году Алексей Широв победил в претендентском матче Владимира Крамника, но Каспаров с Шировым играть почему-то отказался. Сказал, что не может под него найти деньги. При этом на Крамника почему-то смог. Может, Гарри считал, что Крамник — более легкий соперник, которого он знает с детства и который был его учеником в школе. А Широв такой ершистый, с характером и, если он в форме, любому может нанести удар. Но в целом Каспаров должен был Широва обыграть, причем с крупным счетом. А Крамника он недооценил, проиграл ему, потом заявил о желании играть матч-реванш, но Крамник заявил, что в правилах этого не было. Причем как Каспаров бился за матч-реванш с Крамником, так же в свое время он бился против матча-реванша со мной, мобилизуя всю политическую систему СССР. И надо сказать, он почти преуспел. На собравшемся президиуме федерации шахмат большинство встало на его сторону.

Но затем выступил я. "Во-первых, я не понимаю, причем здесь президиум, это дело ФИДЕ, — спрашивал я. — Только она может решить, будет матч-реванш или нет. А во-вторых, я не понимаю позиции Каспарова, который подписал правила проведения матча на первенство мира. Там было написано, что, если чемпион мира теряет свое звание, он имеет право на матч-реванш. Каспаров это подписал". Кто-то встал и спросил: "Гарри Кимович, так вы подписали?" Каспаров немного растерянно ответил, что подписал. "Так что же вы нам голову морочите?" — спросили. На что Каспаров ответил: "Да, но я подписывал в качестве претендента, а сейчас я чемпион мира".

— Находчиво.

— Да. Но президиум федерации не оценил и не пошел на поводу у Каспарова. Тогда мы с ним решили отсесть и договариваться уже между собой. Переговоры успешно завершились за три минуты.

— Что вы думаете по поводу Ассоциации гроссмейстеров, в которой вы были вице-президентом, а Каспаров — президентом, но которая прекратила существование вследствие внутреннего конфликта?

— В 1986 году была создана очень сильная организация, которая за первые годы работы отрегулировала отношения с ФИДЕ, приняла в свои ряды многих гроссмейстеров, стала проводить хорошие турниры. Но затем члены ассоциации поняли, что демократический принцип деятельности организации серьезно нарушается. Понятно, что у президента такой организации больший вес, чем у других ее членов, но тогда это стало доминировать. А в тот момент между Каспаровым и Кампоманесом были не самые лучшие отношения, и Гарри делал заявления, порой не очень корректные, которые шли то ли лично от него, то ли от президента Ассоциации гроссмейстеров. Это нас напрягало. В уставе организации было записано, что президента Ассоциации гроссмейстеров выбирает совет директоров. И в какой-то момент возникло сильное напряжение — как раз когда он потерял Intel. Большинство членов ассоциации посчитало, что его надо менять. Сошлись на том, что руководителем надо избрать Яна Тиммана, который наряду со мной был вице-президентом. Когда Каспаров об этом услышал, он заявил, что это не пройдет, что его все поддерживают. На что ему объяснили, что из восьми человек совета директоров у него есть поддержка только одного человека. После этого Каспаров впал в неистовство. "Как это? Я чемпион мира! Я должен быть президентом!" — говорил он. Ему объяснили, что в уставе указано, что президента выбирает совет директоров, а он как чемпион мира один из его членов. Каспаров — лидер, но с заносами. И эти заносы развалили нашу очень хорошую идею. Печально, что Ассоциация гроссмейстеров развалилась, хотя, может быть, когда-нибудь мы ее возродим.

— Что будет с ФИДЕ, если Каспаров станет президентом?

— Не могу сказать, куда поведет эта дорожка. Он слишком непрогнозируемый человек.

— Четыре года назад Каспаров поддерживал вашу кандидатуру на пост президента ФИДЕ. Не боитесь, что он может обидеться на критику с вашей стороны?

— Да, это возможно. Но я категорически против того, чтобы шахматы использовались как политический инструмент. И он об этом знает. Когда он меня поддержал, мы с ним сразу договорились, что никакой политики в наших действиях не будет. Сейчас же он открыто заявляет, что в случае победы будет использовать пост главы ФИДЕ в политических целях. А я не очень представляю, как это будет соотноситься с интересами шахмат — как мировых, так и российских. Тем более в Российской шахматной федерации недавно сменилось руководство, а Россия вновь заняла место лидера в шахматном мире по организации крупнейших соревнований. Ханты-Мансийск принимает Кубок мира и турнир претендентов, в Париже и Санкт-Петербурге (в Лувре и Русском музее) проходил Мемориал Александра Алехина, в Третьяковской галерее был матч за звание чемпиона мира между Анандом и Гельфандом, в этом году в 15-й раз пройдет турнир Анатолия Карпова в Пойковском, выигранный Карлсеном турнир в Цюрихе проводился на средства российского бизнесмена. Без российских организаторов шахматный мир сегодня представить невозможно, и я слабо представляю, как Каспаров сможет мирно сосуществовать с этой действительностью. Боюсь, Каспарову будет тяжело усидеть на двух стульях, недаром мы вспомнили историю про Ассоциацию гроссмейстеров.

— Вы организовываете множество турниров. Каковы ближайшие планы?

— Планов множество. Буду развивать "Белую ладью", есть планы по возрождению международной "Белой ладьи". Есть идея возродить соревнования детских команд и гроссмейстеров. Может быть, в этом году получится (пока я получил устную поддержку от бизнеса Южного Урала) провести первый Всемирный кубок Карпова для шахматистов до 12 лет. Также активно занимаюсь развитием школьного шахматного обучения и многими другими проектами.

— Ваше основное место работы — Государственная дума. По каким направлениям работаете?

— Сначала я работал первым заместителем председателя комитета по экологии, природным ресурсам и природопользованию, уже почти два года работаю в комитете по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству в той же должности. Веду вопросы о пребывании России в ВТО, законодательного сопровождения авторских прав, индивидуальной собственности, борьбы с контрафактом, защиты торговых марок. У меня в Думе два больших совета и две рабочих группы — объем большой, но и вопросов много. Одним из больших своих достижений я считаю решение вопроса по свалкам и полигонам на черноморском побережье России. При моем активном участии принято решение прекратить организовывать полигоны, убрать все действующие и иметь только один полигон временного хранения. Принято решение о строительстве двух мусороперерабатывающих заводов в Краснодарском крае. По экономической политике одним из достижений считаю снижение страховых взносов для малого и среднего бизнеса, которые в свое время при нашей активной позиции "против" были повышены. Мы мониторили ситуацию с января, и еще до ухода на летние каникулы удалось доказать правоту и подправить допущенную правительством ошибку. В результате непродуманного решения был нанесен серьезный удар: мы потеряли шестьсот с лишним тысяч индивидуальных предпринимателей и более 300 тыс. юридических лиц.

— Ни одно интервью с вами не может обойтись без вопроса о марках. Вы один из крупнейших филателистов мира, ну а шахматная коллекция у вас точно лучшая. Где вы храните ее?


— В разных местах. В основном в банках. Сколько всего марок в коллекции, я не считал, дело ведь не в количестве, а в качестве. Еще я собираю спортивные значки, олимпийские и шахматные монеты.

— О какой черте характера человека говорит страсть к коллекционированию?

— О любознательности в первую очередь. Коллекционирование расширяет знания серьезнейшим образом. Это, скорее, средство для познания мира.

— Какова судьба автомобиля для инвалидов, который создавался под вашим руководством?

— Процесс движется, но не так быстро, как хотелось бы. Хотя я из проекта вышел, но все равно интересуюсь их делами. На данный момент собрано 12 автомобилей, смотрятся они хорошо, стоимость в пределах 200 тыс. руб. К сожалению и к моему удивлению, к проекту нет никакого внимания, хотя на сегодняшний день в Европе нет автомобилей, которые выпускались бы для инвалидов. Сейчас у нас не хватает оборотных средств, чтобы запустить серийный выпуск. Единственная проблема, которая может возникнуть, украинский двигатель, но остальные детали почти все российские. При этом собираться они могут на мини-сборочных заводах, то есть мы не привязаны к месту.

— Вы также известны благодаря участию во многих благотворительных проектах.

— Я и сейчас руковожу многими организациями. В августе 2013 года мы провели субботник, по всей стране собрав 2,6 млн человек. В результате было создано общественное движение "Зеленая Россия". Продолжаю опекать ивановский интердом. 20 апреля в Париже проведем очень хороший благотворительный концерт в поддержку детей-сирот России. На тысячу пошел счет детей-сирот, которые по нашей линии выезжают в Бельгию на зимние и летние каникулы. Активно развиваются шахматные школы. Никуда не делась и общероссийская программа по внедрению шахмат в тюрьмы и колонии. Каждый год я даю сеанс игры победителям этих соревнований.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#83 : 15.04.2014 20:06
Виши АНАНД: ПОБЕДА БЫЛА МНЕ НУЖНА КАК ВОЗДУХ

Сказать, что победа Ананда стала неожиданностью - значит не сказать ничего. Он дал окончательное согласие на участие всего за месяц до старта турнира в Ханты-Мансийске, а букмекеры ставили на победу индийца 1 к 55. Но 44-летний экс-чемпион мира играл так уверенно и смело, что ни у кого не осталось сомнений: именно он больше всех сейчас достоин матча с Магнусом Карлсеном.

Вопросов было много, и Виши, с которым мы знакомы уже ровно 20 лет, отвечал на них подробно, с удовольствием, - будто еще раз хотел пережить этот турнир.


 - Виши, наши поздравления с победой! Что чувствуете в этот момент?


- Ну, конечно же, я очень рад. Когда вы выигрываете турнир претендентов, иначе быть не может. Скажу честно, был бы рад, покажи я просто хороший результат, не получив права на новый матч за корону: в последние годы все уже привыкли к тому, что “Ананд не тот”. Так что я удивил не только окружающих, но и самого себя.

- У вас у самого есть объяснение, почему в последние годы не шла игра в турнирах - едва вы стали чемпионом мира, как перестали их выигрывать?


- Думаю, все было не так страшно. В марте-2011 у меня было 2817, я возглавлял рейтинг-лист. А снижение результатов было уже потом... Почему? Я сам тысячу раз задавал себе этот вопрос! Я не перестал работать над шахматами, не оброс жирком (тут Виши выразительно потрогал себя за бок. - Е.А.), все было как обычно. Не могу объяснить своего падения, как не могу объяснить своего взлета сейчас.

- Неужели не было никаких “знаков”?

- Нет. Просто играл, и у меня все получалось. Это вдвойне удивительно и приятно, потому что произошло в таком важном турнире, где каждый из моих соперников не один месяц готовился к нему и реально стремился к матчу на первенство мира.

- А вы? Неужели ехали таким расслабленным, безразличным?

- На самом деле эта победа была мне нужна как воздух. Где-то на уровне подсознания я понимал, что если не получится сейчас, может не получиться никогда. Поэтому был полон энтузиазма, чуть ли не искусственно подогревал свой интерес к турниру.

- И это при том, что согласились играть чуть ли не в последний момент?

- Чувствую, эта история скоро обрастет большим количеством подробностей. Все было проще. В декабре на турнире в Лондоне мы играли с Крамником, и после того как Влади проиграл обидную партию Накамуре, я позвал его в ресторан, чтобы как-то морально поддержать. Но выяснилось, что это он поддержал меня! Наш разговор быстро перекинулся на турнир претендентов, я поделился с ним своими сомнениями - стоит ли играть? Крамник ответил, что он сам оказался в такой же ситуации, когда я обыграл его в Бонне, и несколько месяцев сомневался, продолжать ли ему играть. В конце концов, он сказал мне, что отказаться я всегда успею, а если сейчас приму скоропалительное решение, то потом буду жалеть об этом. И я решил - играть.

 - Как вы оценивали свое шахматное состояние перед стартом?


- Подходил к этому очень аккуратно. Прислушивался к себе... Хотел понять, хочу ли я на самом деле играть, или мне нужно прилагать усилия?! Друзья все наперебой предлагали свою помощь и говорили, что я обязательно сыграю хорошо. Даже после Цюриха, где результат был так себе, слышал, что вот в Хантах все будет о’кей.

В конце концов, я заразился этим всеобщим сумасшествием. Хорошо, я попробую. В какой-то степени мне помогло то, что я не ставил перед собой никакой цели. Мне не приписывали роль фаворита, и это было здорово - просто играть в шахматы.

- Могу представить, как мешала роль главного фаворита Ароняну.

- Мне трудно влезть ему в голову, но Левону, судя по всему, нелегко справиться с  психологическим давлением. Когда он играет просто в супертурнире, то относится к каждой партии просто как к творческой задаче, а здесь - это этап борьбы, и вольно или невольно это его сковывает. Как легко он играл в Вейк-ан-Зее в начале года, с какой жаждой борьбы начал Цюрих, а на турнир претендентов его не хватило.

- Считаете, вам повезло, что получили против него белые в первом туре?


- Это сейчас, зная результат, можно сказать “да”, а перед началом партии мне так не казалось. Я очень нервничал. Но партия сложилась для меня хорошо...

- Что почувствовали после нее?

- После одной победы не стоит сильно радоваться, ведь это только первый тур. Я в тот момент вообще не думал об общей стратегии на турнир. Вот после победы над Мамедьяровым в третьем туре уже улыбнулся - что-то начало вырисовываться.

- Ожидали от себя такого старта?

- По опыту знаю, что отдельные победы ничего не значат, если ты не чувствуешь уверенности в своих силах. У меня такая стала появляться... О’кей, у меня 2,5 очка, но когда после выходного я не смог получить игры против Крамника, а Аронян взял верх над Свидлером, я подумал, что радоваться рано. Ну а потом в турнире вообще стало происходить что-то странное - игроки начали от тура к туру то подниматься, то падать, подниматься и падать. Началось все со Свидлера, а затем эту “болезнь” подцепили все без исключения участники - Топалов, Крамник, Мамедьяров.

- Это броуновское движение как-то повлияло на вашу тактику?

- По большому счету, нет - я как играл, так и продолжил. Когда у меня появлялись шансы играть на победу, пытался их использовать, а нет - особенно не упорствовал. Видя, что происходит вокруг меня, считал, что главное тут не проигрывать...

- Поддерживать стабильность?

- Именно!

- Кажется, в турнире у вас не было ни одной по-настоящему плохой позиции.


- Случаются такие турниры-мечты, когда у вас все получается. Мне трудно понять, почему так получилось на этот раз, в подготовке не было ничего особенного.

- Считаете, она была достаточно эффективной?

- Вы знаете, я не стану врать и говорить, что очень серьезно готовился к турниру. Да, была концентрированная работа, дебютный поиск, но меня больше заботило не то, что делают соперники, а что делаю сам. Как уже говорил, я не мог разобраться в самом себе, - и решение этого “вопроса” стояло для меня на первом месте.

- Что думали перед партией второго круга с Ароняном, когда он догнал вас и имел белые фигуры? Вам ведь предстояла еще и “черная” партия с Крамником.

- На самом деле я был спокоен... Я не видел, почему могу проиграть. Только если кто-то подловит меня на вариант. А тут вдруг 3.Qb3?! По-правде сказать, был очень удивлен его выбором. У меня есть подозрение, что он нервничал больше меня, ведь обычно такие ходы ни с того, ни с сего не появляются на доске. Как мне кажется, я играл довольно логично. Пожертвовал пешку, захватил пространство. Даже если это и стояло у него дома, вряд ли он мог быть доволен своей позицией. Об этом говорил и его вид, и показания часов. Конечно, нельзя быть уверенным на все сто, ведь это - Левон, но когда он пошел на повторение позиции, я уже не стал упорствовать.

- На пресс-конференции после партии вы были таким довольным…


- Я реально волновался за исход партии, да и играл, думаю, в ней неплохо.

- Вам не кажется, что после этой ничьей Аронян понял, что не выиграет?

- Мне сложно судить. Но она явно угнетающе подействовала на него... На другой день Левон сыграл странную партию с Мамедьяровым. Я несколько раз подходил к их доске, но не всматривался в рисунок позиции, это было не так-то просто.

- А вы сами уложили на лопатки Топалова!


- Считаю эту партию своей лучшей в турнире. Мне удалось провести тонкий план, сыграть на доминацию в позиции с малым количеством фигур. Мне нравятся такие идеи. Веселин, считаю, хорошо защищался, но я все исполнил темп в темп.

В этот момент понял, что мои шансы на победу очень велики... Думаю, после девятого тура я уже стал главным фаворитом. На очко впереди преследователей да с очевидным игровым преимуществом над ними. Но я не расслаблялся.

- Оставался только вариант, что вас обыграет кто-то из пары Свидлер - Карякин, и при этом наберет на пол-очка больше в оставшихся встречах.

- Как бы фантастично это ни звучало, ведь чуть не сработало! Когда я понял это - спасибо, что сказали на пресс-конференции, - чуть-чуть занервничал.

- И совершили много странного в партии с Карякиным.

- Спокойно взглянув на эту партию, сейчас понимаю, сколько глупостей я сделал. Это и ход 13...Qa5, и 19...Nac5, и 26...Nc5. Я не нашел четкого пути, как белые могли играть на победу, но находиться в партере 70 ходов не очень приятно.

Но после партии был очень доволен. Все страхи остались позади, я гарантировал себе первое место... Если вы спросите меня, почему я выиграл в Ханты-Мансийске, отвечу, что не расслаблялся здесь ни на секунду и не совершал глупостей. Давайте посмотрим: Крамник, Аронян, Свидлер, Мамедьяров, наконец, Карякин одержали в этом турнире по три победы, но никто из них не сумел избежать поражений.

Если сравнить с прошлогодним турниром в Лондоне, игра была совершенно иной - там Карлсен, Крамник, Аронян и Свидлер вместе набрали “+10”, здесь же вплоть до последнего тура у меня было “+3”, а у всех остальных полтинник и меньше, но никто не провалился в большой минус, который был тогда у Раджабова и Иванчука.

- Какой вывод из этого следует?

- Очень простой: меньше решающих партий. Можно сосчитать по пальцам, когда в один день было по три результативных партии. Такое течение борьбы меня очень и очень устраивало. По-моему, даже Крамник сказал на пресс-конференции, что если бы он знал, что пойдет по такому сценарию, строил бы свою игру по-другому.

- Все говорили: состав участников в Ханты-Мансийске вам подходит!

- Не думаю, что это стало ключевым фактором в моей победе. Но то, что здесь не было Каруаны или Накамуры, с которыми мне в последнее время не очень везет, не скрою, стало приятным. Я не рассматриваю всерьез вопрос об удобных и неудобных соперниках, но каждому хочется, чтобы играть было максимально комфортно.

- Крамник подвел простой итог: вы победили, потому что меньше всех ошибались. Хочется понять: это вы были так хороши или все остальные так плохи?


- Я не думаю, что здесь кто-то играл откровенно плохо, просто у каждого хватало зевков и, выражаясь теннисным языком, невынужденных ошибок. Кто-то проводил на высочайшем уровне одну-две партии, а в других был не так хорош. Мне же удалось продержаться примерно на одном уровне на протяжении всего соревнования.

- Не проводили мысленных параллелей с Мехико-2007?

- Нет. Вы будете смеяться, но повторю то, что говорил на пресс-конференциях по ходу игры: я просто играл партию за партией, стараясь ни о чем не думать.

- Могли бы сравнить тот результат с нынешним?

- В тот раз вышел на старт одним из главных фаворитов, сумел быстро захватить лидерство и не упускать его до финиша. Сейчас все несколько по-другому, но что-то похожее было. Ощущение хорошей формы, того, что все мне удается.

- Не чувствуете, что стали старше на семь лет?

- Нет, возраста еще не чувствую. Кроме того, посмотрев на Свидлера, в последнее время я привел себя в хорошую физическую форму, со мной все в порядке.

- Многие участники выглядели крайне утомленными на финише. Но не вы.

- Я устал, но не преувеличивал бы степень своего утомления... Удалось избежать затяжных партий, после которых не так легко восстановить концентрацию.

- Удивлены тем, как неудачно сыграли Крамник и Аронян, которых все прочили в победители турнира претендентов?

- Что касается Влади, у него явно случались какие-то проблемы с концентрацией. Он проиграл черными по дебюту Топалову, Карякину, зевнул в выигранной позиции Свидлеру. Левон? Он играл в очень провокационные шахматы. Видно было, что он в каждой партии, что белыми, что черными пытается навязать борьбу. Но... что у него отлично получалось в Вейк-ан-Зее, здесь не прокатило. Он не сумел найти нужного баланса между агрессией и надежностью, а дебютный выбор в отдельных партиях вызывал у меня откровенное недоумение... Очень показательно поражение Левона от Мамедьярова: тот затягивал его в рискованную, несбалансированную позицию, а он пошел у него на поводу. Результат хорошо известен. Увы, такое случается.

- Кто еще кроме вас может занести себе этот турнир в актив?

- В первую очередь, Карякин. Начать с “-2”, после чего получить реальные шансы на победу - такого и не вспомнишь. Мамедьяров неплохо смотрелся после провала на старте... Свидлер играл в очень яркие шахматы, но потом, мне кажется, у него в какой-то момент просто закончилась энергия. Нельзя так расходовать себя.

 - Кто вам помог достичь успеха?


- На турнире со мной был Чанда Сандипан. Мы работаем с ним достаточно давно, неплохо понимаем друг друга, он не давал мне заскучать в Ханты-Мансийске.

- Поддерживали ли связь с домом, с индийскими друзьями?

- Слегка. Я был сильно поглощен турниром, иногда выходил на связь, но не очень часто. Когда ты играешь, все это отходит на второй план. Стараешься соблюдать все время какие-то небольшие церемониалы, и если забыл позвонить домой, а после этого выиграл партию, стараешься держаться этого правила уже до самого конца.

Все привыкли, что со мной приезжают несколько журналистов, Аруна. Здесь их не было, но не могу сказать, что я был лишен поддержки во время турнира.

- Кстати, как индийская пресса была настроена на ваш счет перед стартом?

- Не знаю подробностей, но они восприняли мое решение играть с энтузиазмом, и никто не писал о том, что мне не стоит играть, что у меня нет шансов и т.п.

- А по ходу турнира?


- Я обычно не читаю прессу во время игры, но Сандипан рассказывал мне, что они все посходили с ума, когда я захватил лидерство. Думаю, они были счастливы тем, что я снова получил право на матч на первенство мира. Это важно для Индии.

- После победы здесь так и хочется назвать вас чемпионом “остального мира”.

- Почему?

- Вы доказали, что сильнее всех претендентов, но... ваши личные встречи против Магнуса Карлсена настраивают на грустный лад. Не думали ли вы по ходу турнира, что победителя ждет матч с чемпионом и как оценивали свои перспективы?

- Скажу честно, вплоть до того дня, когда завоевал право на матч, ни разу не думал об этом! Да и сейчас не много думаю об этом... Пока неизвестны ни место, ни даты проведения этого матча. Когда будет больше ясности, поговорим.

- Принципиально ли для вас, где он пройдет?

- В целом - нет. Мне все равно, где играть.

- Слышали заявления Илюмжинова о рекордном призовом фонде?

- Краем уха. Вроде бы кто-то готов дать на организацию 10 миллионов, но пока я не увижу подписанных документов, рассуждать об этом бессмысленно.

- Не будет на новый матч накладываться “тень Ченная”?

- Зачем такие вопросы? (Улыбается.) Я сейчас счастлив! Когда матч начнется, мы об этом узнаем. Стало ли мне труднее играть с Магнусом после нашего матча? Я не знаю. Сделал ли он меня сильнее? Я не знаю. Хочу ли я выиграть? Конечно!

Перед турниром Саша Грищук сказал, что не имеет значения, кто в нем победит, в любом случае это будет новый матч, и в нем будет новый Карлсен. У меня уже есть кое-какой опыт игры с ним, и на мой взгляд, Магнус не такой неприступный.

- Тем более, что после Ханты-Мансийска вам сам черт не страшен!

- Примерно так. У меня новая мотивация, я полон энтузиазма, надеюсь, что новый матч на первенство мира сложится совсем не так, как предыдущий.

- Как скоро собираетесь начать подготовку к нему?

- Нет, не прямо сейчас. (Смеется.) Но, думаю, довольно скоро. Матч на первенство мира - это еще одна возможность посмотреть на себя со стороны. Сначала вернусь домой, отпраздную победу, а потом уже буду строить конкретные планы.

- Много ли планируете играть в этом году?

- Не так уж много... Скорее всего, даже пропущу Олимпиаду в Тромсе в августе. У меня будет несколько турниров в быстрые шахматы: в мае - Корсика, в июне - Киев, в июле - Дубай и Женева. Возможно, еще сыграю и в классику. Пока не знаю.

- Собираетесь создавать новую команду или удовлетворитесь старой?

- Ясно же, что я не скажу ни слова правды, отвечая на этот вопрос.


KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#84 : 15.04.2014 20:10
Сергей Карякин: Двое суток за доской

Вчера в гостях у «Советского спорта» побывал третий гроссмейстер мира Сергей Карякин, занявший второе место на турнире претендентов, который завершился на прошлой неделе в Ханты-Мансийске. Сергей рассказал, каково это – играть и выигрывать на таких турнирах.

Сергей, как и все шахматисты, поклонник футбола и болеет за «Спартак». Ну как было не организовать партию его с коренным спартаковцем, обозревателем «Советского спорта» Евгением Ловчевым.

– Почему-то сразу вспоминается эпизод из «Джентльменов удачи», когда Хмырь Косого доской огрел, но так играть не будем, – говорит Евгений Серафимович. – Так, это король, а это ферзь – правильно? – уточняет у Сергея. И шутя готовится дать щелбан королю.

– Так нельзя, мы ж не в чапаевцев играем, – возражает гроссмейстер.

– Ну, шутки в сторону, – говорит Ловчев и делает первый ход ферзевой пешкой. Карякин отвечает. Ловчев делает ход слоном.

– Лошадью ходи, – раздается фраза из знаменитого фильма.

– Да помолчите вы со своими подсказками, – машет рукой Евгений Серафимович. – Это как сексом на площади заниматься – слишком много советчиков (смех в зале).

После четвертого хода со словами «это несерьезно» Ловчев смешивает фигуры. Настоящая гроссмейстерская ничья. Соперники жмут друг другу руки.

– Сергей, мало кто верил, что Ананд способен вернуться на высокий уровень…

– Ананда раньше времени похоронили те люди, которые ни разу с ним не встречались за доской. Я себе никогда не позволял говорить такое про Ананда. Всегда знал, что спад у него когда-то закончится. И так получилось, что он в лучшей форме подошел к Турниру претендентов. И вы посмотрите его статистику. За прошедшие четыре года он почти не побеждал в турнирах, но выиграл три матча на первенство мира и турнир претендентов. Это говорит о том, что он умеет готовить себя к самым главным соревнованиям.

– Но казалось, что все-таки возраст берет свое…


– В возрасте есть и преимущество – за спиной колоссальный опыт. Например, он еще застал за доской Каспарова, более того, играл с ним матч. Это уникальный опыт! Я же только изучал партии Каспарова.

– Вы блестяще провели второй круг в Хантах и в предпоследнем туре белыми играли с Анандом. В случае победы на матч за шахматную корону с Карлсеном выходили бы вы…

– В этой партии я получил серьезный перевес, считал, что выигрываю форсированно, но в какой-то момент просчитался и позволил Виши спасти партию. Но где гарантия, что я по заказу выиграл бы в последнем туре черными у Ароняна? Как сложилось, так сложилось. Но я рад, что Ароняна мне удалось победить в сложной долгой партии на 94‑м ходу и занять чистое второе место. Учитывая, что я после первого круга шел последним, то на результат грех жаловаться. В конце второго круга все уже поплыли. И Аронян, шедший вторым почти весь турнир, на финише проиграл две партии и финишировал на 6–7‑м местах.

– Турнир претендентов – самый сложный с точки зрения физических нагрузок. Про нервную я уже не говорю, – вступает в разговор менеджер шахматиста Кирилл Зангалис. – К концу поплыли все, а Сергей, наоборот, только прибавил. Продлись турнир еще два тура, Сергей выиграл бы его.

– Две мои последние партии длились по 7 часов, – продолжает Карякин. – А всего за турнир я провел двое суток за доской. Такие вот нагрузки на Турнире претендентов.

– В чем секрет, что вы сохранили свежесть к концу турнира?

– Мы с нашим тренерским штабом по-новому построили работу. Теперь в нашем штабе появился тренер по физподготовке. Он полностью изменил расписание моего дня. Теперь у меня – ранний подъем. А ведь, как и все шахматисты, я был совой, засиживался допоздна, а затем спал до обеда. Все это мы кардинально поменяли. Подъем – не позже девяти, отбой – в одиннадцать. Тренажерный зал, бассейн. В таком графике мы готовились к турниру, жили во время турнира, и сейчас дома я его не меняю и чувствую себя просто отлично. Так что теперь я нетипичный шахматист – жаворонок.

– Где готовились?

– В Египте. Это было общее решение нашего тренерского штаба. Почему Египет? Я же родился в Крыму, у моря. Кроме физподготовки, много работали над шахматами. Мой шахматный тренерский штаб – это многолетний тренер Каспарова Юрий Дохоян, экс-чемпион мира Рустам Касымджанов и Александр Мотылев. Кстати, Саша после нашего тренировочного сбора в блестящем стиле выиграл чемпионат Европы.

– Многие считают, что чемпион мира Карлсен – шахматист с другой планеты. Из-за этого перед ним многие испытывают страх и про­игрывают уже до партии. А вы?

– Нет у меня никакого страха. У нас счет личных партий до недавнего времени – 1:1 (сейчас 1:3). И было еще много ничьих. Я понимаю, что это очень сильный шахматист со своими сильными сторонами, но у меня они тоже есть. Но прежде всего это человек из плоти и крови, как и все.

– И напоследок не могу не спросить. В Ханты-Мансийске проходил чемпионат России по биатлону. Не удалось выбраться на соревнования?

– Не удалось, но на стадион выбирались. Компания «Альпари», которая является моим личным спонсором, поддерживает и биатлонную сборную. Хотелось увидеть своим глазами, что же это такое – биатлонный стадион. Из винтовки, правда, пока пострелять не удалось, но все впереди, биатлонисты обещали с этим помочь.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#85 : 15.04.2014 20:18
Гата Камский: Если Бобби Фишера и вспоминают в Америке, то в негативном плане

Известный американский шахматист считает, что шанс побороться за звание чемпиона мира у него украли

Стартующий в понедельник командный чемпионат России по шахматам будоражит интерес татарстанских любителей этого вида спорта. Как и в прошлом году, казанскую дружину под названием «Ладья» возглавляет знаменитый «американский татарин» Гата Камский — это заставляет надеяться на лучший итог соревнований, чем прошлогодний результат в виде 11-го места. Перед стартом чемпионата Камский дал эксклюзивное интервью «БИЗНЕС Online», в котором высказал свое отношение к турниру, рассказал об уровне собственной славы в США и не только.


— Гата, в Америке, где вы живете, шахматы популярны?

— На детском уровне да. В США существуют определенные программы, позволяющие детям развиваться посредством изучения шахмат, не только по месту жительства, но и в летних лагерях, напоминающих пионерские. Много тренеров, преподавателей разного уровня, которые делают все для того, чтобы ребенок понял шахматы, через них развил свой интеллект, но проблемы начинаются при переходе молодого человека из детско-юношеских шахмат на взрослый уровень. В это время приходит понимание, что заработать шахматами в Америке практически невозможно. Это не баскетбол, не бейсбол, хоккей или американский футбол, которые позволяют занимающимся на профессиональном уровне решать все свои проблемы.

Шахматы же, с точки зрения американцев, уже помогли развить мозг юноше, и человек может дальше двигаться в любом направлении. На студенческом уровне уже гораздо меньше возможностей человеку развиться до профессионального шахматиста. Поэтому называть наш вид спорта в Америке популярным я бы не стал.

— А конкретно Гата Камский там узнаваем?

— Скорее, в России. В Америке только среди людей, занимающихся шахматами. Почувствовал определенный интерес к себе, когда недавно ездил на два небольших турнира в Рочестере и Нью-Йорке. Сами по себе турниры не очень популярны, сильные гроссмейстеры туда не приезжают, а потому любители шахмат пришли посмотреть исключительно на меня. С одной стороны, приятно, но есть понимание, что интерес этот сугубо локальный, вызванный определенными обстоятельствами.

— У многих ваших соперников есть серьезное политическое лобби благодаря поддержке в стране. У Камского есть подобное лобби в Америке?

— Нет, потому что это совсем не великая шахматная страна. Единственный шахматист, которого знает вся Америка, — это Бобби Фишер. Но Фишера в Америке если и вспоминают, то в негативном плане из-за его высказываний на политические темы в последние годы жизни.

— А как можно относиться с негативом к тому, что человек выразил свое мнение по поводу происходящих в мире событий? США позиционируют себя как страна, с трепетом относящаяся к свободе слова. Фишеру же, в частности, не понравилось то, как Америка вела себя по отношению к Югославии. Разве он не имел права высказываться?


— Это мы сейчас переходим к политическим вопросам, которые я не хотел бы обсуждать публично. Sorry.

— Я обратил внимание на состав сборной США, которая дважды завоевала «бронзу» на шахматной Олимпиаде. Два татарина Камский и Ибрагимов, этнический японец Накамура... Может, если бы в той сборной был какой-нибудь Джон Браун или Майкл Смит, интерес у публики был бы сильнее.

— Да, в 2006 и 2008 годах мы дважды были бронзовыми призерами. И в состав тогда входили экс-украинцы Александр Онищук, Григорий Кайданов, уроженец Беларуси Юрий Шульман, армянин Варужан Акопян. Но дело не в национальностях и не в месте рождения американских шахматистов. Хотя сейчас там делается ставка на Хикару Накамурe, который считается большим американцем, чем остальные. Есть надежда на Рэя Робсона. Но будет трудно чего-то добиться, если в Азербайджане, Армении, естественно, и в России развитие шахмат идет на государственном уровне.

— У вас не было даже «минуты славы», как у двукратного призера Олимпиад?


— Нет.

— Между тем даже опыт нашей газеты показывает, что интерес к шахматным публикациям есть и довольно большой.


— Этот факт не может не радовать с точки зрения интереса к шахматам со стороны руководства республики, в частности, спортивного министерства. Этот интерес доказывается тем составом, который мы сейчас имеем перед стартом командного чемпионата страны. Я в прошлом году уже играл за казанскую «Ладью», но тогда мое приглашение и сама подготовка к турниру были достаточно спонтанными. Что касается меня, то где-то за неделю до старта соревнований я позвонил Ильдару, и он сказал, что есть возможность сыграть на командном чемпионате России и он рад был бы видеть меня на первой доске. Было приятно сыграть за своих, за «татар», я же никогда не забываю, чьи у меня корни. Сейчас же я рад еще и оттого, что смогу сыграть еще раз с казанскими шахматистами, с которыми познакомился в прошлом сезоне.

— Но прошлогодний состав более отвечал олимпийскому принципу: главное не победа, а участие. А сейчас собрали людей, с которыми можно уже решать серьезные задачи.


— Думаю, что с задачами определятся после проведения сборов. Пока же надо определить, кто в какой форме находится. Состав команды у нас сильнее, шансы у нас неплохие, это факт, но подчас на выполнение турнирных задач влияют больше человеческие отношения, спортивная форма на конкретный момент, а не просто рейтинг игроков команды.

— А какова может быть ваша роль? «Держать» первую доску или же стать забойщиком?

— Это будет зависеть от того, как будут складываться поединки. В командных соревнованиях главное — не проиграть. Выиграл — хорошо, сыграл вничью — тоже нормально, главное — не проигрывать и не становиться игроком, чьи проблемы должны решать остальные члены команды.

— Вы в прошлом году в Казань не приезжали, следовательно, предпоследний приезд в Казань состоялся в 2011 году на турнир претендентов.


— Да, вы затронули тему, которая до сих пор является для меня болезненной. Мы тогда с Борисом Гельфандом, будущим победителем, дошли до блица, а там... Не хочу затрагивать эту тему. Что касается темы самого приезда, то турнир был организован очень хорошо.

— Помнится, что вы во время того турнира выглядели очень напряженным. В отличие от расслабленных Крамника, Гельфанда, Грищука, даже Ароняна, уступившего в первом туре, но достаточно свободно общавшегося на пресс-конференциях.

— Ну они могли позволить себе эту расслабленность. Перечисленные вами люди приехали в Казань с целыми командами секундантов, которые решали за них многие вопросы. Но в Америке шахматы не поддерживают, как в России, Армении, Азербайджане, странах, которые представляли мои соперники, а потому я мог рассчитывать только на поддержку своего друга Эмиля Сутовского и собственную собранность. Плюс во время такого турнира необходимо быть сконцентрированным, чтобы никуда не уходила энергия. В целом же турнир запомнился мне неплохой игрой, тот же матч с Гельфандом был практически выигранным, но во время блица я выбрал психологически неправильное решение. И все!

— Кстати, а вы знаете татарский язык?

— К сожалению, нет. С детства отец не разговаривал со мной на татарском, и я как-то не освоил родной язык.

— Еще один приезд в Казань для вас также получился очень значимым, потому что совпал с выбором супруги.


— Да, в году 2002 мы приехали сюда по приглашению Джавдета Сулейманова — организатора детских лагерей «Сэлэт». Эта поездка совпала со смотринами моей будущей супруги.

— Я тут одного из казанских шахматистов поздравил с тем, что он женился. Он ответил, что уже успел развестись. Я говорю: «Ну это у тебя блиц какой-то получился». (Камский засмеялся — прим. ред.) Вы, я вижу, не носите обручальное кольцо. Про вас писали, что в детстве приходилось играть на ленинградских бульварах, когда вы играли с местными любителями шахмат на деньги. Отец вас предупреждал, что ставит последние деньги, и в случае проигрыша вы ляжете спать без ужина. Так?


— И так, и не так. Если отец такое и говорил, то, скорее, это было в шутку, потому что деньги у нас были, отец же у меня работал. Я помню такие матчи, которые у нас происходили практически каждый вечер, когда я играл со взрослыми. Тогда я не понимал, а сейчас считаю, что это положительно влияло на мой шахматный рост. В целом же отец разработал целую программу моего развития, куда входили тренировки, и бег, и плавание, и когда я уже утомлялся, то на фоне усталости садился играть в шахматы. Чтобы я мог концентрироваться на «усталую голову».


— Покойный Наиль Мухамедзянов — тогда вице-президент федерации шахмат Татарстана, лет 20 назад разрабатывал идею того, чтобы вы переехали в Татарстан?


— Возможно, но я этот момент плохо помню. Тогда если и шли переговоры, то не со мной. Но сам момент приезда в Казань, когда я был еще юношей, я запомнил.

— У Наиля Ибрагимовича была идея, что Алиса Галлямова будет флагманом женских шахмат, вы — мужских.

— Возможно, но все это в прошлом. Сейчас, я считаю, приходит время других, более молодых шахматистов.

— Вишванатан Ананд, Владимир Крамник, Борис Гельфанд, ваши ровесники, с вами могут не согласиться.


— А что выиграл в последнее время Гельфанд? Он выиграл кандидатский турнир, и что было после него? Там, кстати, был другой формат кандидатского турнира, чем тот, по которому проходят соревнования сейчас. Вообще, мне не очень нравится то, что постоянно меняется регламент проведения кандидатских турниров. К примеру, сейчас Виши Ананд выиграл круговой турнир претендентов, выйдя в финальный матч против Магнуса Карлсена. Играйся там турнир не по круговой системе, как сейчас в Ханты-Мансийске, то я бы не поставил на Ананда.

Давайте рассуждать так, что Ананд проиграл финальный матч Карлсену. И почему-то получил приглашение прямо в решающую часть претендентского турнира. Почему? Он же проиграл. По спортивной справедливости все должны начинать с нуля следующий цикл борьбы за звание чемпиона мира.

— Ну если брать для примера отбор на чемпионат мира по футболу, то ранее чемпионы были освобождены от отборочных игр, а сейчас даже они, конкретно Испания, выступают вместе со всеми на общих основаниях.

— Вот, показательный пример. А для того чтобы пробиться в кандидатские турниры, надо преодолеть два отбора, например, на турнирах в США, а потом через старт в Кубке мира. Что касается Ананда или любого проигравшего в финале, то получается, что он спустился на этаж ниже, хорошо подготовился к турниру и снова вернулся в матч за звание чемпионата мира. Я понимаю, что чемпион мира играет в этом матче без отбора, потому что он защищает свой титул. А финалист там чего защищает?

Вообще сейчас какая-то неразбериха. То чемпион мира определяется по нокаут-системе, то по каким-то другим принципам. Я понимаю, что в 2007 году шахматный мир объединился, и с тех пор руководство международной федерации ищет оптимальные условия определения чемпиона, которые будут интересны и зрителям, и спонсорам, и так далее.


— Вы сетуете, опираясь на личный опыт?

— В свое время я выиграл Кубок мира, в котором играли все сильнейшие. Помимо Веселина Топалова. И я как победитель этого Кубка мира должен был стать участником финального матча на звание чемпиона мира против Ананда. А в итоге произошла сделка менеджера Топалова Сильвио Данаилова с президентом международной федерации шахмат Кирсаном Илюмжиновым, согласно которой Топалов играл со мной как с победителем Кубка мира на право выступать в финале против Ананда. Непонятно, на каких основаниях? Причем меня заставили играть в Болгарии, где я уступил. Считаю, что у меня просто украли шанс побороться за звание чемпиона мира. До сих пор не могу этого забыть. К Топалову у меня претензий нет. Но к Данаилову... Он недавно стал президентом европейской федерации шахмат, собирается, по-моему, идти с Гарри Каспаровым дальше, в международную федерацию. Так вот я против этого человека однозначно. Пусть, являясь менеджером Топалова, он продвигал своего протеже, но можно же это было делать, не ущемляя права остальных, а только соблюдая интересы своего человека.

Обратите внимание, как меняется регламент. Вначале по нокаут-системе определяли чемпионов мира. Потом, когда я выиграл «нокаут», этот турнир назвали Кубком мира, он стал отборочным к матчу двух претендентов. А сейчас он просто Кубок мира, и значимость его еще более снизилась, он просто стал отбором к претендентскому турниру. Нет никакой справедливости, никакой системности в этих изменениях.

Вы же помните времена, в которых чемпионами мира становились первые 13 человек, включая Каспарова. Там были зональные, межзональные турниры, матчи претендентов и матч за звание чемпиона мира. Понятно, что все это длилось очень долго, для современных реалий эти условия определения чемпиона выглядят архаичными. Но они-то хотя бы выглядели понятными, не меняясь десятки лет. Сейчас возникают предложения, чтобы финалист матча за звание чемпиона мира начинал борьбу за новый титул с межзональных соревнований, а чемпион, у которого также очень много привилегий, включался в борьбу с турнира претендентов. Но шахматный мир очень разрознен, и вариант, когда все придут к единому мнению, выглядит нереальным.

— Вы же имеете возможность озвучить свои идеи через Эмиля Сутовского — вашего близкого друга.


— Дело в том, что он как член комиссии по проведению крупных соревнований имеет серьезное влияние только на проведение этих турниров. Как только доходит речь о внесении изменений в регламент розыгрыша чемпионата мира, то руководство ФИДЕ не делится своей властью, принимая решения самостоятельно и никого не слушая. При этом руководство ФИДЕ состоит из людей, которые в самих шахматах мало что понимают. Тот же Илюмжинов играл в шахматы на уровне мастера. Еще там есть Исраэль Гельфер и Георгиос Макропулос, из которых только последний серьезно занимался шахматами, достигнув уровня гроссмейстера. Вот его я уважаю как шахматного профессионала. В остальном же в международной федерации, как и в федерациях стран, сидят функционеры, разбирающиеся в шахматах на уровне первого разряда. А они принимают решения, от которых зависят профессионалы...

— Сказав, что уважаете Макропулоса, вы тем самым исключили из числа уважаемых вами людей Илюмжинова?

— Нет, я бы так не сказал. Что касается Илюмжинова, то он крайне противоречивая фигура, в том числе в отношении меня. Именно поэтому я не могу ему много чего забыть. Тем не менее большого уважения он заслуживает за то, что объединил шахматы. Но наличие в числе многочисленных руководителей людей, которые не достигли даже звания гроссмейстера, мешает развитию шахмат.

Кстати, обратите внимание, как нивелируется звание гроссмейстера. Совсем недавно оно выглядело практически недостижимым. Для того чтобы стать гроссом, надо было выполнить три норматива. Для многих достижение этого звания становилось смыслом жизни только потому, что этого очень сложно было добиться. И наши функционеры даже не представляют себе, сколько сил, нервов, души надо было вкладывать для этого. Сейчас же возникает удивление, что человек занимается шахматами, а еще не гроссмейстер. Таковых чуть ли не каждый третий. Достиг определенного рейтинга, стал чемпионом мира среди юношей, девушек — и ты гроссмейстер.

И очень уж долго сидят функционеры на своих постах. В ФИДЕ входят 150 стран мира, а в руководстве одни и те же лица на долгие годы. Я считаю, что это недемократично. Руководство надо постоянно менять, как на президентских выборах, не более двух сроков, и новый руководитель.

— Что сейчас нужно для того, чтобы стать чемпионом мира?

— Серьезные финансовые вложения. Они должны обеспечивать твою работу по 6 - 7 часов за шахматной доской, начиная с детских лет, работу тренерского штаба, который разрабатывал бы дебюты, серьезную компьютерную технику.

— В этом плане даже странно видеть перед собой человека, который дважды (в 90-е и нулевые годы) был очень близок к чемпионскому титулу, при том что в его детстве по определению не могло быть шахматных занятий с помощью компьютера.

— Зря вы так говорите. Дело в том, что мой отец — очень продвинутый в этом плане человек, и он, когда мне было только 12 лет, списался с одним человеком, другом известного украинского, ныне словенского шахматиста Александра Белявского и достал через него компьютерную систему, благодаря которой можно было заниматься шахматами. Это была простая информационная база, которая помогала быстро просмотреть партии, сыгранные твоими потенциальными противниками. Программ, играющих в шахматы, тогда еще не было. Это же были времена, когда Microsoft еще даже не презентовал миру свой 95-й Windows. Тем не менее она мне очень серьезно в те годы помогала.

Сейчас шахматы представляются мне больше не игрой, а другим процессом. Это, скорее, наука. Когда люди, готовясь к турнирам, сидя дома, исследуют определенные наборы комбинаций, примерно до 40-го хода. Есть люди, так называемые «разработчики», которые помогают серьезным шахматистам в этой работе. А там уже их дело, знай, запоминай ходы, отсюда и пошло выражение «счетчик». «Разработчиком» и серьезным практиком одновременно быть практически невозможно, потому что нельзя уследить за всем, что происходит в шахматном мире. У того же Ананда, я более чем в этом уверен, под рукой команда, куда входят не менее 10 индийских шахматистов очень высокого уровня, которые делают за него всю черновую работу. Они и подбрасывают ему идеи, реализуемые на серьезных соревнованиях, на разработку которых у него элементарно не хватало бы времени.

Раньше такого не было. Ты приходил на матч и играл партию. Сейчас же все «смотрят», все «просчитывают», и исход партии часто зависит от того, чтобы ты не «зевнул».

— «Зевки» зависят от физической формы человека. Как вы ее поддерживаете?


— Естественно, я, как и каждый шахматист серьезного уровня, стараюсь поддерживать свою физическую форму. «Зевки» еще происходят с возрастом. Молодым в этом плане легче, отсидеть четыре-пять часов партии, после чего концентрация, хочешь не хочешь, теряется. Если вы обратили внимание, то сейчас Крамник на турнире претендентов делал очень большое количество тактических ошибок. И я его прекрасно понимаю, потому что сам попадал в такие ситуации, когда рассчитываешь «длинный вариант», ходов на 10, не «видишь» того, что тебя ждет уже на втором ходу. От этого никто не застрахован. Даже Топалов, который известен своей сумасшедшей физической формой, хорошей дебютной подготовкой и «счетом» длинных вариантов, «зевает». И он тоже не блеснул на этом турнире, так как начинает сказываться возраст.

— Про Топалова говорят, что самые серьезные его победы объясняются, скажем так, «фактором домашних стен».


— Я понял ваш намек. Но для меня это болезненная тема, sorry.

— Лет 30 назад шахматисты могли играть до преклонного возраста. Василий Смыслов, Мигель Найдорф выступали до 70 и даже более, причем на достаточно серьезном уровне. Сейчас такое можно представить?

— Нет. Играть, конечно же, можно, для любителей шахмат преклонного возраста есть чемпионаты мира среди сеньоров. Но это никак не оправдано финансово, по большей части люди тратят на это собственные средства. Бороться с молодыми с каждым днем все тяжелее. Шахматы сейчас — это игра молодых.




KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#86 : 15.04.2014 20:25
Сергей Карякин: Теперь смотрю на себя другими глазами

В Ханты-Мансийске завершился турнир претендентов. Первое место занял экс-чемпион мира Вишванатан Ананд. Единственным гроссмейстером, который составил ему конкуренцию и до предпоследнего тура преследовал Виши, был россиянин Сергей Карякин. В итоге Сергей оказался на второй строчке, опередив таких известных шахматистов, как Крамник, Аронян, Мамедьяров, Свидлер, Топалов и Андрейкин.

— Сергей, сейчас, наверное, эмоции уже спали. Скажите, какие у вас ощущения после возвращения домой, — вы приехали со щитом или на щите?

— Действительно, спустя несколько дней определенное понимание наступило. Если проанализировать все этапы этого марафона, то его можно разделить на четыре части…

— Давайте начнем по порядку…
— Итак, начав подготовку, я планировал усилить свою команду. До Ханты-Мансийска со мной работали два постоянных тренера, которые поддержали меня с первого дня, когда я переехал из Крыма в Москву в 2009 году. Это Юрий Дохоян и Александр Мотылев. Сразу хочу отметить, что я очень им благодарен за то, что они помогли мне закрепиться в первой десятке рейтинга, откуда я уже не вылетаю три года.
Дохоян и Мотылев — моя опора, можно сказать, мой родной дом. Но я понимал, что для достижения мечты детства — стать чемпионом мира — мне нужно усилиться.

В 2012 году я заключил контракт с журналистом Кириллом Зангалисом, который по совместительству стал моим промоутером, пиар-директором и менеджером. У меня появился первый официальный шахматный спонсор, которого привел Кирилл. И именно за счет их помощи я перешел к осуществлению первого этапа своего плана возвращения короны в Россию. Я сумел заключить соглашение еще с двумя известными тренерами, а также специалистом по физической подготовке.

— Можно об этом поподробнее?
— Я имею право назвать только имя моего секунданта, который работал со мной непосредственно в Ханты-Мансийске. Это чемпион мира по нокаут-системе ФИДЕ Рустам Касымджанов. Напомню, что Рустам в блестящем стиле выиграл первенство планеты в Триполи. А с 2008 года он больше стал заниматься тренерской работой.

Шутка ли, вместе с Анандом он победил в трех матчах за корону (были повержены Крамник, Топалов и Гельфанд), также он выиграл командный чемпионат Европы — 2011 со скромной сборной Германии. Моему штабу стоило больших усилий, чтобы переманить к себе Касымджанова. Большую роль сыграло и то, что по сумасшедшему стечению обстоятельств Рустам и Кирилл — друзья детства. Они занимались вместе в Ташкенте в знаменитой шахматной школе Сергея Пинчука.

— Почему вы держите в тайне фамилии еще одного тренера и наставника по «физике»?

— Так скажем, это вопрос этики. Чтобы опередить ваш следующий вопрос, скажу, что вместе с ними, а также с Дохояном и Мотылевым мы отправились на трехнедельные сборы в Египет непосредственно перед Ханты-Мансийском.

— Почему именно Египет? Не боялись, что после теплого моря вы не акклиматизируетесь в Хантах?
— Тут хочу сказать отдельное спасибо моей девушке Галие. Она как никто знает все мои сильные и слабые стороны. Так как я родом из Крыма, для меня нет лучшего климата, чем морской. Ничего не действует на меня так положительно, как соленый воздух, солнце и свежий бриз. Многие отговаривали меня от этой идеи, но Галия была настойчива, и сейчас уже понимаю, что это сыграло решающую роль.

— Чем занимались на сборах?
— Пахали восемь дней в неделю и 25 часов в сутки. Впервые в своей карьере я наладил строгий режим.
Все было расписано по минутам — дебютная подготовка, тактика, стратегия, утренняя зарядка, плавание, волейбол, тренажерный зал и массаж. Я набрался сил, загорел, у меня расправилась спина и, можно сказать, выросли крылья. Было такое состояние, что казалось, что вот дайте мне любого соперника — я его разорву. Так завершился мой первый этап длинного пути под названием «Турнир претендентов».

— Однако, несмотря на то что внешне вы выглядели как Брэд Питт перед фильмом «Троя», первый круг вы не то что сыграли плохо, а, можно сказать, провалили. Пять ничьих, два поражения и чистое последнее место. В чем причины?
— Это и есть второй этап. Этап повышенного напряжения с огромной ответственностью. Знаете, у меня в России столько болельщиков. Все ждали от меня блестящей игры с первого тура. Родственники, друзья, спонсоры хотели, чтобы я на одном дыхании прошел этот путь. Не скрою, довольно устойчив морально, но даже тут мне стало тяжело.

В стартовой партии я имел преимущество перед Свидлером. И мне казалось, что нашел победный план, но слишком промедлил, и уже потом пришлось фиксировать ничью. Во втором поединке нарвался на дебютную новинку Крамника и проиграл. А потом была серия из ничьих, и в заключительной партии первого круга я очень агрессивно повел борьбу с Ароняном. Уж очень не хотелось уходить на перерыв в минусе. В результате перегнул палку и опустился на дно таблицы.

— Как пережили это?
— Я профессионал, но и человек тоже. Сначала, конечно, страшно расстроился, хотелось даже в первую секунду завязать с шахматами. Но потом подумал, что мне все по плечу, что я столько работал, и неужели все это полетит в тартарары?

Тут как раз вовремя пришлась психологическая помощь моей команды. Очень сильно встряхнула Галия, которая так и сказала: соберись, мол, ты все можешь. И тут начался третий этап моего турнира.

— Партию со Свидлером вы чуть позже назовете одной из лучших в жизни. Почему?
— Я играл черными, мне нужна была победа. Петру она тоже была необходима, и он пошел в борьбу. По дебюту казалось, что он, пожертвовав пешку, вот-вот меня заматует. Со стороны положение моего короля выглядело катастрофическим. Однако я нашел защитные ресурсы и перешел в контрнаступление. И мне удалось найти идею, которая форсированно вела к первому, такому долгожданному успеху.

— Везет сильнейшим?
— Наверное, раз так говорят. И говорят давно. На следующий день Крамник просчитался в дебюте — он ошибся уже на седьмом ходу. После такого подарка мне оставалось только продемонстрировать технику. И хоть Владимир защищался отчаянно, я выиграл во второй раз подряд.

А потом было четыре упущенные возможности с Андрейкиным, Топаловым, Мамедьяровым и Анандом. Трудно поверить, но если присмотреться и в нужный момент делать нужные ходы, то я мог победить каждого.

Особенно обидно за встречу с Анандом в предпоследнем туре. У меня был великолепный шанс додавить экс-чемпион мира. Трудно поверить, но Виши из 14 поединков только со мной испытал трудности.

В эндшпиле я подумал, что нашел четкий план и вот-вот Ананд сдастся. Однако он смог быстро рассчитать единственный путь к ничьей, который выводил его на первое место. Еще 50 ходов я мучил соперника. Играли почти семь часов, но Виши ни разу не ошибся.

— Последний бой с Ароняном уже ничего не решал?
— Решал, еще как решал! Мне нужно было доказать себе, прежде всего себе, что все было не зря. Если бы проигрывал, становился седьмым. Победа же гарантировала второе место (это стало известно, когда все остальные партии быстро завершились вничью. — «Газета.Ru»). И пусть серебро мало что меняло для других, ведь в этом турнире есть только победитель, но для меня значило многое.

Закончить турнир выше Ароняна, Крамника, Топалова и других, стать лучшим из российских шахматистов и теоретически иметь шанс на матч с Карлсеном (если Ананд в последний момент откажется от встречи с норвежцем, то тогда Карякин займет его место. — «Газета.Ru»). Потому я вышел с мыслью играть остро и только на победу, несмотря на то что у меня был черный цвет.

— И Левон дрогнул?
— Вот тут, считаю, сказалась моя физическая подготовка. Сначала я получил хорошую игровую позицию, потом ошибся, но Аронян выбрал не совсем точный план. Я пожертвовал качеством и понимал, что у меня есть преимущество. Однако пришлось играть очередную семичасовую партию, чтобы реализовать перевес. Несмотря на то что дико устал, могу сказать, что если было бы нужно, то и на следующий день сел бы за доску и отработал как следует.

— Когда поняли, что вы — второй, что ощутили? То, что совершили подвиг, или, наоборот, горечь, что не сумели дожать Ананда и выйти на матч с Карлсеном?

— Ну, если бы перед началом мне сказали, что я буду вторым, то я бы на это не согласился. И те, кто знает меня хорошо, мне поверят. Мне нужно было только первое место. Я чувствовал, что мне это по силам. Уж слишком хочу выйти на матч за шахматную корону. Но после первого круга было уже тяжело мечтать о золоте. Но я всегда боролся до конца.

Вспомните чемпионат мира по быстрым шахматам в Астане — 2012. За пять туров до финиша я отставал от Карлсена на полтора очка. Это целая пропасть! Но я сумел его опередить. Здесь все было еще сложнее. Однако, несмотря ни на что, перед последним туром самые большие шансы настичь Ананда были только у меня.

Не думаю, что эта партия мне будет долго сниться. Но, конечно же, очень жалко, что не довел дело до логического конца. Но сейчас у меня нет горечи. Я рад, что все закончилось именно так.

У меня будет еще больше стимула в следующем цикле. Считаю, что на меня теперь будут смотреть другими глазами, да и сам я окончательно возмужал в Ханты-Мансийске.

— Как вас встретили дома?

— Замечательно. Это и был, наверное, заключительный этап этого напряженного турнира. Был большой интерес со стороны прессы. В основном поздравляли. Был очень доволен мой спонсор, без которого я не смог бы создать столь мощный тренерский штаб. Ведь изначально наше сотрудничество было направлено на то, чтобы бороться за звание чемпиона мира. И все идет шаг за шагом.

Я впервые попал в турнир претендентов. Мне, как дебютанту, грех жаловаться на второе место. Напомню, что замечательный гроссмейстер Борис Гельфанд выиграл кандидатский форум в 43 года. Мне всего 24, и надеюсь, что свой главный матч я еще не сыграл. Вернее, неправильно высказался: я не надеюсь — я уверен, что этот поединок состоится совсем скоро.

— Какие ближайшие планы?
— Отдыха нет. Уже завтра я начинаю играть на командном чемпионате России, потом супертурнир в Азербайджане. Еду туда почтить память своего лучшего друга, который так рано ушел из жизни. В городе Шамкире пройдет мемориал Вугара Гашимова. Состав там не слабее, чем в Хантах, — Карлсен, Каруана, Накамура, Мамедьяров, Раджабов. К тому же будем биться в два круга.

Вугар мне сказал перед смертью: «Теперь ты должен играть за нас двоих». Потому для меня поездка в Шамкир будет особенной…

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#87 : 15.04.2014 20:32
Гроссмейстер Марк Тайманов: Вся моя жизнь — сплошной отдых

Международному гроссмейстеру Марку Тайманову и лет немало (88), и профессий он испробовал не меньше: шахматист, пианист, журналист, писатель и киноартист. В каждой профессии достигал вершин. За доской боролся за мировое первенство, был четвертым в мире в рейтинге Эло, чемпионом СССР, побеждал в составе сборной нашей страны на шахматных олимпиадах. Двукратный чемпион мира… среди сеньоров — шахматистов старше 60 лет. Фортепианный дуэт Любовь Брук (первая жена гроссмейстера) — Марк Тайманов с успехом гастролировал по всему миру, пластинки шли нарасхват. Много лет был шахматным обозревателем «Огонька». Вел шахматные передачи на телевидении. Обаятельный, импозантный комментатор, с мягким юмором разбиравший не только партии, но и поведение непримиримых соперников (особенно запомнились ежевечерние появления Тайманова в эфире во время ленинградского матча за мировую корону между Анатолием Карповым и Гарри Каспаровым), пользовался любовью многочисленной аудитории. Автор семи книг. Среди его друзей немало ярких исторических личностей. Марк Евгеньевич — блестящий, остроумный рассказчик. Он и сегодня трудится: занят созданием собственной шахматной школы. Вообще-то начинал он свою трудовую деятельность с работы в кино. В неполных 11 лет снялся в главной роли в фильме «Концерт Бетховена».

Неудивительно, что многие считают Марка Тайманова баловнем судьбы. Даже те, кто отлично знает, что в былые времена хлебнуть ему довелось немало, о чем он правдиво написал в своей книге «Я был жертвой Фишера», ставшей бестселлером в начале 1990-х. Интересно, считает ли он сам себя таковым? Это можно попытаться выяснить только в ходе очной беседы. Напросившись в гости, сразу же убеждаемся, что гроссмейстер не только в прекрасной физической форме, но и в творческой. В его рабочем кабинете два компьютера, разнообразные гаджеты, пианино. Обстановка дисциплинирует. Всех, кроме разве что эрдель-терьера Джессики, к которой хозяин заметно благоволит.


— Вы начали творческий путь вовсе не с шахмат, а с кино, сыграв еще ребенком роль скрипача в фильме «Концерт Бетховена». Но когда ваша семья переехала в Ленинград, вы все-таки выбрали карьеру шахматиста. Почему?
— Начну с того, что родился я в Харькове, а затем мои родители решили перебраться в Ленинград. Сегодня я могу с уверенностью сказать, что я больше петербуржец, нежели харьковчанин. Свои первые шаги в нашем с вами городе я делал даже не в кино, а в музыке. Занимался в школе при Ленинградской консерватории. Играл на пианино. Именно благодаря своим занятиям музыкой я оказался в поле зрения кинематографистов. В середине 1930-х годов в город приехала съемочная группа «Беларусьфильма». Они задумали снять фильм о дружбе, конкуренции, забавах, развлечениях юных советских музыкантов. Недолго думая, они посетили нашу музыкальную школу и почему-то выбрали меня на главную роль.

— Но вы ведь пианист, а сыграли скрипача.
— Это была очень смелая идея режиссера, ведь на скрипке я играть не умел. А по фильму мне предстояло выступить ни больше ни меньше со скрипичным концертом Бетховена. Сам я, конечно, сделать этого не мог, для этого нужны годы занятий и специфическое дарование. Поэтому моей задачей было изобразить игру юного скрипача, что мне и удалось. Я специально полгода постигал этот прекрасный инструмент, учился красиво держать скрипку и делать правильные движения руками. Спустя много лет в наш город приехал знаменитый американский скрипач Исаак Стерн. Мы с ним подружились. И он как-то раз сказал мне: «Послушай, Марк. Я дал несколько мастер-классов для советских скрипачей. В их мастерстве нет никаких сомнений, но меня смущает отсутствие артистизма. Только однажды я видел, как ваш скрипач играл эмоционально, что мне очень понравилось. Это юный мальчик из фильма ’’Концерт Бетховена’’». Я говорю: «Айзек, это был не скрипач, это был я» (смеется).

— Почему вы не стали актером, раз у вас все так здорово получалось?
— Да, я не снимался в кино постоянно, но мне довелось, например, сыграть роль в фильме «Гроссмейстер». Там снимался Андрей Мягков, а мне досталась эпизодическая роль. В то же время в этом фильме засветился еще один знаменитый шахматист — Виктор Корчной.

— После бегства Корчного из СССР фильм запретили?
— Нет (улыбается). Хороший, кстати, получился фильм, иногда он проскакивает по телевидению. Так что считаю, что в актерском деле я тоже преуспел. После фильма «Концерт Бетховена» я и вовсе превратился в суперстар (смеется). Эта кинокартина попала на международный фестиваль в Париже и получила специальную награду. Наш фильм собрал большую аудиторию, нежели легендарный «Чапаев». Плакаты были развешены по всему городу, а я, как главный герой, оказался в центре внимания.

— Так как вы все-таки пришли в шахматы?
— В Ленинграде открылся Дворец пионеров. Настоящий центр творчества, объединивший множество талантливых людей. И меня, мальчика, пригласили на торжественное открытие. Директор Дворца пионеров спросил меня: «Чем ты хочешь у нас заниматься?» И я ответил: «Шахматами». Это спонтанное счастливое решение, подсказанное судьбой. Ведь в то время я особенно шахматами не увлекался, меня больше интересовал футбол. Мы играли во дворе. И коллектив у нас был, надо сказать, знатный. Помимо меня играл еще великий актер Владислав Стржельчик. Но, как видите, ни один из нас футболистом не стал, хотя я играл за сборную Дворца пионеров. Полузащитником. Почему же я все-таки выбрал шахматы? Здесь надо отметить, что мой отец любил этот вид спорта и, можно сказать, умер за шахматной доской. Он был любителем, но сумел привить мне любовь к своему увлечению. И вот я оказался во Дворце пионеров, где мне были предоставлены все возможности для развития таланта. Для шахматистов выделили специальную комнату, где была тишина и покой. А на стене висел портрет всеобщего кумира…

— Сталина?
— (Смеется.) Нет, Михаила Моисеевича Ботвинника. Если же говорить о Сталине, то, несмотря на все невзгоды, пережитые нашим народом, нашей страной, нельзя не отметить, что при нем всегда соблюдалась линия: «Спасибо за наше счастливое детство, за нашу счаст­ливую жизнь Сталину и родной стране». Вновь возвращаясь к фильму «Концерт Бетховена», не могу не вспомнить прозвучавшую там патриотическую песню (тут Марк Евгеньевич неожиданно запел): «Эх, хорошо в стране Советской жить, эх, хорошо свою страну любить, эх, хорошо стране полезным быть, красный галстук с гордостью носить, да, носить!» А мы еще добавляли: доносить! (Смеется.)

— Марк Евгеньевич, кто из ваших друзей или коллег придумал ставшую знаменитой добрую шутку, наз­вав вас «лучшим пианистом среди шахматистов и лучшим шахматистом среди пианистов»?
— Вы находите ее доброй?

— Разве нет? Чемпиона мира Василия Смыслова называли лучшим певцом среди шахматистов и лучшим шахматистом среди певцов. Василий Васильевич никогда не обижался.
— А вот я как раз обижался! Смыслову, возможно, эта шутка и казалась безобидной, ведь он-то пел не всерьез, не занимался этим профессионально. Я же был профессионалом и в музыке, и в шахматах, так что меня это задевало.

— Но автор-то вам известен?

— Нет. Этого выяснить не удалось.

— Но ведь очень тяжело одновременно заниматься и музыкой, и шахматами, причем и в том, и в другом достигая мирового уровня. Тем более что вы же много гастролировали как пианист.
— А я никогда не занимался шахматами и музыкой одновременно. Когда я занимался шахматами, я отдыхал от музыки. Когда занимался музыкой, отдыхал от шахмат. Так что вся моя жизнь — сплошной отдых.

— Как вы настраиваетесь на важную шахматную партию? Для вас важно отношение к сопернику?

— Для меня — да. Я разделял соперников на противников и партнеров. Конечно, противник для меня совсем не то, что, скажем, для Корчного. Он считал, что нужно ненавидеть любого соперника во время партии. По-моему, ему это удавалось, правда, не всегда он отключал эмоции по окончании игры. Во время матча с Карповым он повесил у себя в номере портрет Анатолия и с удовольствием в него плевал. Ему и настраиваться особо было не надо. Он жил в этом мире, мире шахмат, не замечая ничего другого. Вспоминаю такой случай. Идет командное первен­ство Ленинграда. В общем, не самый важный турнир. Мы с Виктором — первые доски своих спортивных обществ и встречаемся в день рождения Корчного. Приглашены гости. Я — в числе приглашенных, поэтому понимаю, что партия должна продлиться минут 15. Сажусь за столик и спрашиваю: «Ну что, Виктор, ничья?» Тот чеканит: «Какая ничья?! Играем». А в зале Белла (жена Корч­ного. — «Спорт День за Днем»), она ждет, нервничает. Виктор не обращает на это ни малейшего внимания и вспоминает о своем дне рождения, о жене, о гостях лишь по завершении партии. Такой уж он человек.

Мне же всегда было сложно настроиться играть на победу, встречаясь с патриархом отечественных шахмат Михаилом Моисеевичем Ботвинником. Он был моим учителем, и я даже считал, что не имею морального права пытаться его обыграть. Но был любопытный случай. На одном турнире мы с ним встретились за доской, позиция у меня была получше, но я предложил ничью. Тогда было принято решение бороться с так называемыми гроссмейстерскими ничьими, и заключать мир до 30-го хода можно было лишь с согласия судьи. Ботвинник от моего предложения отказался. Я сделал довольно сильный ход. Ботвинник подумал-подумал и сказал, что все же согласен на ничью. Я очень удивился, но все же пошел к рефери Игорю Бондаревскому. Тот посмотрел на доску, оценил позицию и фиксировать мир отказался. Мы продолжили играть, и я одержал победу. Михаил Моисеевич заметно обиделся, о чем и поведал нашему общему другу гроссмейстеру Саломону Флору. Когда Ботвинник на кого-то обижался, он наказывал «провинившегося» отказом в общении. В случае со мной наказание было краткосрочным.

— А как вы относились к Фишеру? Какие чувства вы испытывали к этому сопернику?
— Уважение, в первую очередь большое уважение. И сегодня испытываю. Несмотря на то что наш с ним матч стал драматическим событием в моей биографии. Мало того, что мое самолюбие шахматиста было сильнейшим образом уязвлено. Из моей жизни было вычеркнуто два творческих года. Как минимум. В результате моего катастрофического поражения со счетом 0:6 я два года не играл в турнирах и не выступал как музыкант. В верхах это поражение расценили чуть ли не как предательство. Все привыкли к тому, что советские шахматисты всегда побеждают. А тут наш гроссмейстер проиграл какому-то американцу, да еще и со счетом 0:6.

— Марк Евгеньевич, вам не повезло тогда. В том отборочном цикле вы первым попали под каток, именовавшийся Фишером. Но вскоре с тем же счетом проигрывает Бент Ларсен, почти с таким же — недавний чемпион мира Тигран Петросян, а затем в поединке за шахматную корону ненасытный Фишер громит и Бориса Спасского. Всем должно было стать ясно, что Фишер — это Фишер!

— Вот я и говорю, что первым моим адвокатом стал Ларсен, вторым — Петросян... Тогда считали, что, если советский гроссмейстер, даже такой патриотично настроенный, как Тайманов, уступает американцу 0:6, это просто так произойти не может. Но датчанин Ларсен — уже иная история. Потом Петросян несколько укрепил наших руководителей в мысли, что просто Фишер — это сила! А начиналось все с того, что меня лишили стипендии шахматиста сборной СССР, лишили звания заслуженного мастера спорта... Потом, кстати, вернули, так что я — дважды заслуженный (смеется). Просто так, за поражение всю эту травлю начать было нельзя. Поэтому, когда я возвращался из Ванкувера в жутком настроении после матча с Фишером, на таможне исчез мой чемодан. Проверяли его содержимое (улыбается). А затем проверяли уже в моем присутствии. Нашли книгу Солженицына, который, замечу в скобках, тогда еще был советским гражданином, жил на даче у Ростроповича. Я знал, что в Канаде во время матча будут пресс-конференции и вопросы о Солженицыне просто неизбежны. Купил, чтобы хотя бы знать, о чем речь. Начальник таможни мне сказал прямо: «Марк Евгеньевич, если б вы выиграли у Фишера и купили бы полное собрание сочинений Солженицына, я бы лично помог вам донести его до такси. А теперь уж не обессудьте». Дело в том, что нас таможенники прежде не досматривали. Относились к нам заботливо. СССР стоял на трех китах: балет, цирк и шахматы (интеллектуальное превосходство). Это сказывалось на отношении к ведущим гроссмейстерам. Еще у меня нашли валюту в конверте — 1100 гульденов. Я о ней вообще не думал. Ведь в том же конверте было и письмо от экс чемпиона мира Макса Эйве Флору, в котором он писал, что это — гонорар для самого Сало и еще кого-то за статьи о шахматах в голландской прессе. То есть из письма вытекало, что деньги не мои. Не спасло. Мстислав Ростропович потом шутил: «Слышали, какие неприятности у Солженицына? У него на таможне обнаружили книгу Тайманова ’’Защита Нимцовича’’».

— У нас в стране был золотой век шахмат. Почему сейчас все это потеряно, шахматы потеряли популярность, а наши гроссмейстеры давно не бьются за корону?
— Золотой век шахмат, XX век, был не только у нас. Это был золотой век для всего мира. Сколько было великих противостояний! Мы помним всех чемпионов мира, но после того, как Гарри Каспаров перестал играть, это звание нивелировалось. Исчезли личности. По своим моральным качествам, по харизме, артистизму, творческой составляющей нынешние звезды уже не те, что прежде. Это именно спортсмены, а не представители интеллектуального, элегантного вида. Для меня шахматы — это прежде всего искусство, творческий процесс, возможность фантазировать. Сейчас все превратилось в простое решение математических, логических задач.

— Во всем виноват компьютер?

— Да, из-за него все превратилось в голый спорт, без изюминки. К тому же шахматы сегодня — это слишком жирный пирог с огромными призовыми. Выигрываешь — получаешь их, проигрываешь — остаешься ни с чем. Игра потеряла социальную значимость. Раньше мы видели настоящие сражения людей! Возьмем хотя бы Карпова и Каспарова, совершенно разных по характеру, мировоззрению и прочим вещам. Это были шекспировские страсти. А сейчас мы видим Магнуса Карл­сена, манера игры которого — в чистом виде компьютер. Минимум ошибок, максимум результата. Владимир Крамник — очень приятный человек, сильный гроссмейстер, но поразить какими-то творческими, артистическими способностями он не может.

— Есть ли способ вернуть былое величие? Может, стоит перейти на более непредсказуемые, фишеровские шахматы?
— Нет, вряд ли это поможет. Роберт Фишер, конечно, фигура интересная, он придумал свои шахматы. Я вспоминаю про него несколько занятных историй, отчасти раскрывающих его личность. Я проиграл ему со счетом 0:6, но важно не это. Важно то, что перед началом наших поединков Фишер поставил условие, запретив мне ходить туда-сюда возле доски после сделанного хода. Это моя манера, но в знак уважения к Фишеру я отказался от нее и уходил бродить за кулисы. В свою очередь, я тоже поставил Роберту условие: он не должен был дрыгать коленями, когда думает. Это тоже его отличительная черта… К моему удивлению, он согласился. После поражений в первых двух партиях я не впадал в отчаяние и надеялся переломить ход встречи. Но потом случилось непоправимое. В третьей партии Фишер загнал меня в тупик. Я думал над одним ходом 72 минуты, перебрал несколько десятков вариантов, но каждый из них был бесперспективным. Это было что-то мистическое, я не понимал, что делать дальше, и в итоге сделал очень плохой ход. Проиграл. Для меня это стало ударом. Интересно, что только через 20 лет, когда стали пользоваться компьютерами, в той партии нашли правильный ход, с помощью которого я мог бы победить американца. В течение двух десятков лет гроссмейстеры анализировали ту игру и не могли найти нужного варианта. И только компьютер сумел это сделать. Так что, пожалуй, даже гениальный Фишер не смог бы перебороть технический прогресс.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#88 : 21.04.2014 12:32
Владимир КРАМНИК: СЧИТАЮ, ЧТО СВОЙ ПОТЕНЦИАЛ ЕЩЕ НЕ ИСЧЕРПАЛ

Перед стартом турнира претендентов Крамника наряду с Ароняном считали одним из главных фаворитов: год назад он только по количеству побед уступил Карлсену место в матче за корону с Анандом. Но... год на год не приходится, - и вслед за уверенным стартом на Владимира одна за одной посыпались неприятности: он начал совершать грубые зевки, а в игре пропала привычная стройность. Надо сказать, он воспринял это без истерик, грустно сознавая, что повторения Лондона, увы, не будет. А после окончания турнира довольно откровенно рассказал “обо всем”.

 - Для начала, на что рассчитывали в турнире претендентов-2014? Считали себя, вслед за “экспертами”, одним из главных фаворитов?


- Мнения экспертов я не читал, так что мне сложно судить. Я ехал в Ханты-Мансийск за победой, а иначе играть в этом турнире вообще не имело смысла. Еще несколько лет назад решил для себя так: пока у меня есть мотивация, желание бороться, я буду испытывать свои шансы. А не станет ее - закончу карьеру... Борьба на высшем уровне требует полной концентрации и полной самоотдачи. Так что ответ для меня очевиден.

- В таком случае, как оценили бы свое выступление?

- А как его можно оценить? Играл я в целом неплохо, но количество одноходовых зевков в моих партиях откровенно зашкаливало. Во втором круге думал уже не о том, чтобы сыграть хорошую партию, а чтобы не подставить чего-нибудь. Как туман какой-то стоял перед глазами!

- У вас есть объяснение этому?

- Никаких объективных причин для этого не было. Чувствовал себя хорошо, как мне кажется, накопил достаточное количество энергии перед турниром. После сумасшедшего предыдущего года, за который я сыграл, наверное, больше партий, чем за любой из предыдущих, понимал, что мне нужно отдохнуть. Отказался от всех турниров, только занимался, приводил себя в порядок. Как мне кажется, за последний месяц я провел хорошую работу с Захаром Ефименко, было много наработок, хотелось играть.

- Насколько в понимании того, что надо сделать для победы в таком турнире, помог Лондон?

- Я бы сказал, что он скорее помешал, чем помог. В какой-то мере, настраиваясь на борьбу за большой плюс, как было в Лондоне, я упустил из виду простую мысль, что этот турнир может пойти совсем по другому сценарию. Знай я заранее, что для победы хватит “+3” и главным станет не проигрывать, построил бы свою тактику совсем по-другому. Там была настоящая гонка, а здесь... черепашьи бега, в которых соперники много раз менялись местами. Самый яркий пример - выступление Карякина: он с “–2” находился на чистом последнем месте после первого круга, но на финише оказался единственным реальным конкурентом Ананда. Ну или взять Ароняна, который все сделал наоборот, завалив второй круг.

- Перед турниром думали, каким будет расклад сил?

- Об этом всегда думаешь, составляешь какие-то расклады, но... я заметил, “угадываешь” довольно редко. Ведь ты никогда не знаешь, кто в какой форме и в каком психологическом состоянии будет играть. Плюс - в каждом турнире обязательно происходят какие-то случайности. Вот кто мог представить, что Мамедьяров подставит Ароняну ферзя, - отразилось же это в том, что Шахрияр в следующей партии против Ананда небрежно разыграл дебют и проиграл практически без борьбы. А не начни Виши с “+2” в первых трех турах, может, весь турнир пошел бы по-другому.

- Но лично для вас первый круг, кажется, сложился благополучно, и до партии с Топаловым вы шли с опережением “графика” Лондона.

- Да, все верно. Выиграл хорошую партию у Карякина, легко сделал ничью черными против Ананда, неплохо вошел в игру... Были проблемы в партии со Свидлером, но тоже доволен тем, как играл в цейтноте, ну а потом нашел длинную цепочку единственных ходов. Этой ничьей я был доволен больше, чем иными победами. Голова хорошо работала!

- Ретроспективно определяющей для вас стала партия в 5-м туре против Ароняна. Вы сумели переиграть Левона белыми, были в шаге от победы, но не сумели дожать соперника. Согласны?

- Я бы не стал делить партии на важные и неважные. Победить Левона было бы хорошо, но не скажу, что это определяло течение борьбы. Да, мне удалось добиться позиции, близкой к выигранной. Потом дома посмотрел ее с компьютером и нашел несколько путей к победе, но за доской я, увы, не смог найти четкого порядка ходов. Позиция счетная, времени мало... По правде сказать, думал, что после 28.Ng4! белые выигрывают там как угодно, но все оказалось не так просто. Аронян нашел интересный план, нащупать слабые стороны которого мне за доской не удалось.

- Расстроились?

- Не без этого. Но понимал, что ничего страшного не произошло. В конце концов, нельзя выигрывать каждую выигранную позицию. Хотя... на примере Ананда в Ханты-Мансийске это утверждение не так очевидно.

- Поражение от Топалова стало как гром среди ясного неба?

- Случаются такие дни, когда у тебя ничего не получается. Это был один из них. Я не угадал в дебюте, попал под заготовку. Очень противное чувство: ты сидишь за доской и пытаешься играть против компьютера. Я не знаю, до какого хода у него все “было записано”. Возможно, позиция у черных не так плоха, но в том эмоциональном состоянии, в котором играл эту партию, поднять все правильные ходы было очень трудно.

- Имеете в виду то, что вы снова не пожали друг другу руки?

- Нет, с этим я давно смирился и не обращаю внимания... Личное дело каждого. Мое состояние было связано исключительно с позицией, которую я получил, с тем, что так бездарно отдал очко.

- И теперь все, по сути, надо начинать заново?

- Да. Хотя, повторяю, настроение у меня все еще было хорошим, я надеялся, что Ананда с Ароняном еще вполне можно догнать.

- Когда появились первые симптомы, что что-то идет не так?

- Скорее всего, в партии с Мамедьяровым. Казалось, я логично вел игру и должен был победить, как вдруг какой-то провал. Играя 29.e4, уже мысленно записал себе очко. А потом в заключительной части вообще не понимал, что происходит на доске! Какие-то хаотические маневры, дикое соотношение материала... Ну а ход 38.Ra8? - наверное, мой худший ход в турнире. Даже зевки в следующих партиях можно было как-то объяснить, но не этот ход ладьей в никуда. Но Шахрияр умудрился проиграть партию, когда отошел королем не на ту клетку. В общем, я выиграл, но не получил от этой победы никакого удовольствия. Тогда-то и подумал: происходит что-то не то. Самое удивительное было в том, что мы играли сразу после выходного, да и рановато говорить об усталости после семи туров.

- Потом были зевки против Карякина и Свидлера.

- С Карякиным какой-то сбой - я посчитал простой вариант, “забыв”, что в конце его мой слон остается под боем! Еще хуже, чем в партии с Топаловым. Самое смешное, что я сумел создать какую-то контригру без трех пешек. Но это, конечно, все несерьезно. Со Свидлером было хуже: я хорошо вел партию, нашел интересный план, наращивал угрозы, а потом - бах! - зевок в один ход... Мы посмотрели потом немного партию в пресс-центре - если там у черных и была ничья, то это за радость. После этого понял: турнир для меня закончен. Старался лишь поменьше зевнуть.

- Вас не будет преследовать результат в Ханты-Мансийске?

- Думаю, что нет. Надежды на этот турнир были большими, но что поделать. В последние годы отношусь к своим выступлениям философски: получается показать высокий результат - хорошо, а нет - я сильно уже не расстраиваюсь. Надеюсь, я еще не очень старый и меня хватит на новый цикл... Пока есть возможности, надо стараться воспользоваться своим шансом. Кто, например, думал, что Ананд снова выйдет на Карлсена!

- Стало быть, мы увидим вас среди претендентов-2016?


- Почему нет? Мне пока нравится играть, испытываю удовольствие от шахмат, потенциал еще не исчерпан. Конечно, сейчас я играю в другие шахматы в сравнении с тем, что было в 90-е, а потом в годы чемпионства. Самое важное - у меня нет ощущения, что я уже “не могу”, не получается, меня переигрывают... А большинство моих поражений в последнее время связаны с неважной физической формой или с откровенными зевками.

К сожалению, это не позволяет поддерживать былую стабильность в результатах (которую демонстрирует сейчас Карлсен, играя как машина), - и хорошие турниры чередуются у меня с неважными. Это, кстати, чисто возрастное и проявляется не только у меня, но еще у Ананда, Топалова и Гельфанда - Боря то блестяще выигрывает, то становится последним.

Вот над этим надо работать. Стараться подводить себя в хорошей форме, если не ко всем, то по крайней мере, к важнейшим турнирам.

- Если бы победили в Хантах, видели в себе силы победить в матче Карлсена? Или... не думали так далеко?

- Когда готовишься к турниру, никогда не думаешь о том, что будет после... О матче с Карлсеном не думал. Мне кажется, что у меня против Магнуса были бы определенные шансы на победу, ведь он не относится к числу моих “неудобных” противников... По крайней мере, не считал бы его фаворитом только потому, что я на 15 лет старше его.

- А вам не кажется, что в шахматном мире произошло расслоение: у нас есть 23-летний чемпион мира, за право сыграть с которым борются не его ровесники, а все больше 30-40-летние шахматисты?

- Я бы не стал так говорить. Да, "старикам" вроде Ананда или меня еще удается сдерживать молодежь, но в противовес нам есть, например, Накамура. Или Каруана, который, кстати говоря, моложе Карлсена. Есть и Аронян, который находится примерно посередине между нами, и если не считать его результатов в турнирах претендентов, он по праву занимает вторую строчку... У меня нет сомнений в том, что уже в следующем цикле произойдет смена состава, и за корону будут бороться молодые игроки.

Омоложение заметно, даже если сравнить состав Лондона и Ханты-Мансийска, где Гельфанда и Иванчука заменили Карякин и Андрейкин. В конце концов, это неизбежно: одни сходят с дистанции, другие занимают их место. Не важно - лучше они или хуже, спорт - это дело молодых!

- Но, судя по итогам турнира претендентов-2014, маховик истории раскрутился в другую сторону. В чем видите причину успеха Ананда?


- Это очевидно, лежит на поверхности... Виши лучше всех удалось распределить силы по дистанции: где надо, он мог поднажать, где надо - чуть отдохнуть. И за весь турнир у него не было ни одной по-настоящему трудной позиции, и он даже позволил себе не довести до победы выигранную вдрызг позицию с Андрейкиным. Многие обвиняли индийца за то, что он так поступил, но на самом деле ему лучше знать, как вести себя в такой ситуации. Я уже говорил на пресс-коференциях: Ананд победил в Ханты-Мансийске, потому что совершил меньше всех ошибок в турнире.

- Как ему это удалось?

- Виши - очень сильный шахматист. Он испытывал определенные проблемы в последние несколько лет, но не настолько, чтобы полностью потерять хватку. В этом турнире ему удалось "поймать свой ритм".

- Как считаете, Ананд смог за три месяца морально восстановиться после матча с Карлсеном, который он проиграл "в одну калитку"?

- Наверное, это он меня послушался (улыбается). В том разговоре, который у нас состоялся в Лондоне, Виши начал было жаловаться: только сыграл матч, а надо уже начинать готовиться к турниру претендентов. Я ему говорю: "Брось, какая подготовка! Ты столько готовился к матчу, что у тебя все готово. Просто отдохни пару месяцев, получай удовольствие, не думай о шахматах, а остальные пускай мучаются..." Наверное, он так и сделал, потому что его проблемы в матче были связаны с психологией и ни с чем другим! Тут же он приехал спокойным, умиротворенным.

Когда у великого игрока кризис, он ни с того ни с сего вдруг начинает сомневаться в себе. Как только Ананд сумел успокоиться, все сразу встало на свои места. Класс-то у него высочайший! Уверен, он сможет играть на топ-уровне еще много лет... Возраст для него - не помеха. Тем более, что он сейчас находится в отличной форме - похудел, посвежел.

- Если бы турнир претендентов-2014 начался заново, то...

- То я не поручусь за то, что Ананд выиграл бы его во второй раз! Но, если он находится в хорошей форме, то он - претендент на победу в любом соревновании. Это совершенно очевидно. Понимал, для него все зависит от того, сможет ли он сбросить с себя чемпионские путы.

- Смог?

- Виши смотрелся здесь, как в Мехико в 2007 году. Та же точность, та же экономичность. Может, не было того напора, но он в итоге так и не понадобился. Искренне рад за него. Еще и потому, что в какой-то степени помог ему встать на правильный путь в тяжелый жизненный момент.

- Но надолго ли его хватит? Еще Каспаров называл Ананда игроком со "стеклянной челюстью", который не умеет держать удар?

- Есть у него такая слабость, я не стал бы называть его совсем уж "пробитым", если продолжить в боксерских терминах. Ананду ничто тут не напоминало о матче в Ченнае, да и начал он с двух побед, что важно для него. Не сумей Виши так удачно стартовать, он мог бы занервничать, - и никто не знает, чем это закончилось бы для него. Здесь он сразу получил "хороший знак", смог проскочить самый тяжелый для себя момент.

Можно сравнить Ханты-Мансийск с Цюрихом. Я посмотрел, кстати, он не так плохо играл в этом турнире. Но здесь он начал с победы, там - с поражения, довольно глупого поражения, после чего уже не смог найти себя. Известно ведь: для победы в претендентах надо, чтобы сложилось несколько факторов. У него же вышел идеальный турнир! Он угадывал в дебютах, его конкуренты проигрывали именно тогда, когда надо... Какая-то “красная дорожка”. Наверное, это произошло у него в "отмазку" за матч с Карлсеном, в котором у Ананда все пошло вкривь и вкось.

- Кстати, вас не удивило, с какой легкостью Виши отдал титул?


- Я знаю это ощущение - когда не получается ни-че-го! Что бы ты ни делал, все идет "в молоко". Можно вспомнить мой матч... с Анандом.

- Как, по-вашему, во втором матче будет настоящая борьба?


- Думаю, да. Во-первых, Виши, которого мы видели осенью, и Виши, который выиграл сейчас, - это два разных шахматиста. Он точно сбросил с себя дремоту, которая мешала играть ему несколько последних лет. Во-вторых, несмотря на достаточно жесткое поражение, он приобрел опыт, в котором нуждался перед Ченнаем. Было видно, что Ананд боится играть на все сто, боится собственных ошибок, постоянно перепроверяет себя... По идее в матче за корону должен нервничать претендент, а нервничал в основном он. Теперь же ему будет, по сути, нечего терять, так что у Виши будет психологическая инициатива. Это поможет ему сыграть лучше.

Не надо забывать, что у Ананда колоссальный матчевый опыт. Он должен уже прочувствовать Карлсена, понять его слабые стороны, то, как их использовать... В первом матче он наделал кучу довольно очевидных ошибок в выборе тактики, их вполне можно было бы избежать. Я не знаю, почему во многих партиях Виши шел на крайне комфортные для Карлсена позиции, точно жертва на заклание. Но что сделано, то сделано.

Я буду очень удивлен, если Ананд не сумеет собраться, и во второй раз спокойненько, “на расслабоне”, проиграет матч. У меня нет сомнений, что этот поединок будет намного интересней... Уверен, будет очень много миттельшпильных позиций, борьбы нервов, Ченнай-2 мы не увидим.

- Тогда позвольте такой вопрос. Когда в 2010 году индиец играл матч за корону с Топаловым, вы предлагали ему помощь в дебютах. А если бы Ананд позвал вас своим секундантом на поединок с Карлсеном, могли бы согласиться, вспомнить, как помогали Каспарову в 1995 году?

- Честно говоря, не знаю. Вообще не думал об этом. У меня сейчас свои планы, прежде всего, связанные с отдыхом... После такого тяжелого турнира и подготовки, которая отняла много сил, я хочу восстановиться. В ближайшие два месяца я точно буду закрыт для любых предложений, ну а дальше - посмотрим. Если Виши предложит, то я могу подумать...

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#89 : 21.04.2014 12:35
Рафаел Ваганян о таланте Тиграна Петросяна, шансах Ароняна и олимпийских ожиданиях от сборной

Армянская школа шахмат была и остается одной из лучших в мире. Один из воспитанников этой прославленной школы – Рафаел Ваганян. Он с присущим шахматистам олимпийским спокойствием и терпением ответил на вопросы Арменпресс.

Г-н Ваганян, в этом году впервые состоялся международный шахматный турнир «Кубок Ваганяна». Вы довольны организацией и проведением этого турнира?


Основным организатором был Ованес Токмаджян. Я считаю, что турнир прошел интересно. Как знаете, были команды из Ростова, ряда городов Украины и России. Я считаю честью для себя проведение этого турнира в Ереване. Он был очень интересным и организационно прошел на высоком уровне. Участники – студенты, не профессионалы, но, тем не менее, развернулась довольно серьезная борьба.

Какой резонанс получил этот турнир?

Прозвучали очень позитивные мнения… Ректор Ростовского строительного университета даже предложил в следующем голу провести «Кубок Ваганяна»  у них в Ростове. В этом случае турнир, действительно, будет международным.

Вы довольно долго находились за пределами Армении, с чем связано Ваше отсутствие и Ваше возвращение?


Я уже три года, как не играю в шахматы, изредка только для себя. Когда был профессионалом, играл, выступал на разных турнирах. Сейчас, последние 20 лет, живу в Германии, здесь участвую в Бундеслиге, в составе команды Кельна мы в 10-й  раз стали чемпионом Бундеслиги. То есть, я, в основном, живу в Германии, а сейчас, поскольку не играю, планирую кое-какие идеи реализовать в Армении.  Сейчас опять уеду в Германию – моя семья пока остается там, и сын и дочь учатся в Германии.

А причина возвращения …, та, что я удостоился внимания президента: он предложил мне вернуться и я с радостью вернулся.

В прошлом году наша сборная по шахматам не очень успешно выступила на первенствах Европы и мира. Как Вы думаете, в чем причина?

Всегда очень трудно, когда добиваешься таких успехов, их сохранить. Потом мы требуем от нашей сборной только 1-го места, только там мы желаем их видеть. Это одна их характерных для нас национальных черт. Хотя, если проанализировать, сравнить, то увидим, что причина неуспеха наших ребят в том, что они играли ниже своих возможностей. Особенно, в последних партиях, которые были решающими…

А чем Вы объясните то, что наша сборная с 1999 года ни разу не добилась успеха на первенстве Европы. Это психологическая проблема, ведь это первенство по уровню ниже остальных…


Для трехкратных чемпионов Шахматной олимпиады не столь уж важно первенство Европы. Турниры последовали один за другим с перерывом всего в одну неделю, может быть это и предрешило исход турнира. Думаю, физически невозможно без передышки столько играть.

Наша сборная почти в том же составе трижды взошла на шахматный Олимп. А изменении в этом составе не нужны?

Конечно нужны. Я считаю, что в этом вопросе мы несколько запаздываем. Необходимо включить в команду и молодых шахматистов. Пусть первый раз игра не заладится, но уже настало время обновить состав, поскольку наши шахматисты взрослеют… Есть еще одна болезненная проблема. Мы не добиваемся больших успехов в индивидуальных первенствах. В Армении много гроссмейстеров, есть и хорошая молодежь, однако на международных индивидуальных турнирах, кроме Ароняна, никто не побеждал.

А чем Вы это объясняете?

Что-то должно измениться. Может у молодежи не очень много возможностей участвовать в международных турнирах. Трудно сказать, но это наша отрицательная сторона…

Вы упомянули имя Левона Ароняна, он уже во второй раз в последний момент в турнире претендентов неудачно выступает. Чем Вы это объясните?

Это может быть связано и с его психологическим состоянием. Но мне кажется, что он не очень планирует свою игру, ходы. Я тоже не из тех шахматистов, которые, ко всем турнирам прекрасно готовятся. Напротив. До турнира претендентов он демонстрировал прекрасную игру, однако, на самом турнире не получилось, но сейчас его время…

Ароняну уже за 30, возраст дает о себе знать?

Конечно, тем более, сейчас. Раньше 30 не было возрастом в шахматах или даже считалось прекрасным возрастом. Сейчас шахматы стали компьютерными, омолодились. Если сегодня уже есть 12-летние гроссмейстеры, значит - это другие шахматы.

Вы подчеркнули роль компьютера. Неужели шахматы перестают быть интеллектуальной игрой?

К сожалению, это так. И в этом плане ничего уже не сделаешь. Сегодня шахматы несколько другие. И гроссмейстеры готовятся по-другому, понимают шахматы по-другому. Компьютеры очень помогают, ведь в шахматам необходима память, причем, прекрасная память. В наше время было по-другому: мы разрабатывали стратегии, составляли несколько планов, все остальное совершалось во время игры…

Г-н Ваганян, этот год Олимпийский, какие ожидания Вы связываете с Олимпиадой, которая, как будто, стала нашей стихией?


Да, это, действительно, наша стихия. Это наш турнир и я надеюсь, что мы снова будем лучшими. В любом случае, я вижу нашу сборную в «тройке».

Растет новое шахматное поколение, что Вы скажете о них?


Во время первенства Европы мы с несколькими шахматистами проанализировали ряд партий. Очень талантливый шахматист Арман Пашикян. В свое время он очень успешно стартовал. Он чемпион Армении и включен в состав сборной. Сейчас, думаю, его ожидают новые высоты.

В Армении много гроссмейстеров, когда я стал гроссмейстером, то был 38-м на всем пространстве СССР. Для Армении большая честь иметь такое количество гроссмейстеров.

А, может, настанет день, когда мы Вас увидим тренером?


Может, но для этого я должен кое-что изменить в самом себе. Нужно время… Надо полностью посвятить себя тренерской работе. Я и сейчас могу  уделить некоторое  время, но это несерьезно.

В этом году за шахматную корону будут опять бороться Ананд и Карлсен.  Кто, на Ваш взгляд, победит?

Конечно, фаворит опять Карлсен. Но Ананд, может быть, получит второй шанс. В первый раз он неожиданно быстро сдался. Этот турнир претендентов показал, что Ананд пока существует. В партиях с Карлсеном очень важны первые ходы. Если Ананду удастся отпраздновать первую победу, то борьба получит другой ход. Карлсен сражается, он молодой, но я не сказал бы, что у него более высокий уровень, чем у Ананда.

В этом году бывшему чемпиону мира Тиграну Петросяну исполнилось бы 85 лет, к сожалению он не с нами. Как Вы вспоминаете его?

Тигран Петросян был наделен огромным талантом. Уверен, что он смог бы несколько раз отстоять свой чемпионский титул. Тигран был очень интересным человеком, он был человеком настроения. С потрясающим чувством юмора. Но когда был не в настроении, то с ним было довольно тяжело.

Я помню,  как сборная СССР в 1984 году должна была играть со сборной мира, он хотел присоединиться к команде, однако у него уже были проблемы со здоровьем. Врачи не разрешили. В том же году Тигран Петросян ушел из жизни…