Великие шахматисты: статьи, интервью  (Прочитано 48477 раз)

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#45 : 18.12.2013 15:24
Александра Костенюк: шахматная королева
10 декабря 2013

Чемпионка мира по шахматам Александра Костенюк – истинная леди, настоящая шахматная королева. Красива, элегантна, обладает прекрасными манерами, тонким чувством юмора и, разумеется, высоким интеллектом и всеми возможными спортивными титулами.

Международным гроссмейстером Саша стала в 14 лет, а спустя десятилетие официально надела бриллиантовую шахматную корону. В жизни она тоже все время берет новые высоты: родившись в перми, теперь живет между тремя разными странами, пробует себя как модель и актриса, счастлива в браке и растит дочь - первоклассницу Франческу.

В твоем багаже золото всех значимых турниров мира. Как женщина-шахматистка ты давно состоялась. Почему решила участвовать еще и в мужских чемпионатах?

В нашем спорте женщины находятся на привилегированном положении: мы имеем право играть с партнером любо гопола. Мне интересно играть с мужчинами: с искусным противником и партия становится вкуснее, а шахматисты, особенно русские, – грозные соперники! Такой вызов отлично мотивирует меня при моем злом спортивном характере: я пойду за пряником в виде возможной победы, наплевав на кнут в виде потерянного титула. Во мне просыпается азарт, и скальпы с противников мною, конечно, снимаются тоже с азартом. В том числе и с самых именитых шахматистов нашего времени.

Что ты чувствуешь, когда выигрываешь?


Чувствую себя невероятно сильной! Шах и мат в мучительной многочасовой партии дарят мне искреннюю радость от достигнутого результата: в этой конкретной войне за шахматным столом я – победитель. Правда, чтобы чего-то достичь, выиграть одну партию недостаточно – и в шахматах, и в жизни. Приходится брать и выигрывать весь турнир.

А посещают тебя во время игры посторонние мысли? Вдруг у мужчины-противника рубашка не отглажена – ты заметишь?


Я жена и ответственная мама, я не концентрируюсь на чужих рубашках. Нужно уметь сосредоточиться на игре. Бывает, мне вспоминаются обрывки мелодий и разговоров, отпечатывается поведение противника. Но чаще партия так увлекает, что внешний мир исчезает, и я полностью погружаюсь в борьбу. А спустя, оказывается, пять часов возвращаюсь в реальность. Со щитом или на щите.

Сколько же времени ты проводишь каждый день за доской, чтобы возвращаться со щитом?


У меня нет норматива. Да и дисциплину уже соблюдаю не так строго, как раньше: хочется больше бывать c семьей. Но я считаю себя профессионалом, а это предполагает 4-6 часов занятий в обычные дни и 6-8часов –во время сборов. Если много переездов, я прогуливаю. Голове тоже необходимо отдыхать. Хотя бы иногда.

И вот тогда удается расслабиться и посмотреть сезон-другой любимого сериала?

В моем ежедневнике подобные мероприятия обозначены как "ничего неделание". И они случаются со мной все чаще. Вообще я настоящий фанат спорта и голосую за активный отдых: плаваю, играю в теннис, участвовала в нескольких 5-километровых забегах в США и мечтаю пробежать марафон. До рождения дочери мне было сложно представить себя в кресле да с книжкой. Но сейчас день, полный домашних дел, вполне сопоставим с интенсивной кардиотренировкой, а потому я легко вижу себя сидящей и медитирующей на берегу озера. Что касается сериалов, то долгоиграющий американский "Закон и порядок" – моя давняя слабость: серией-  другой про полицейских я баловалась, даже будучи беременной.

А маникюр и массаж?

С удовольствием отдаю себя в руки профессионалов: люблю пробовать новые процедуры и примерять свежие образы. Для меня особенно важно хорошо выглядеть во время турниров: как человека публичного меня часто фотографируют. Кроме того, общая ухоженность придает уверенности, а значит, и сил для борьбы. Еще в этом помогает удачный шопинг. Я не шопоголик. Бывает, покупкой приятной вещицы в хорошем магазине я снимаю стресс. Но основную массу покупок я все же делаю онлайн и, как правило, в Америке, где живет моя семья.

У тебя большой гардероб?

Так как я живу на три страны (Саша часто бывает еще и в Швейцарии, откуда родом ее муж. – Прим.ред.), моя гардеробная – это необъятный красный чемодан, в который можно вместить лишь треть моей одежды. О размере моего багажа ходят легенды, потому что появляться на людях два раза в одном и том же наряде не в моих правилах. Иногда передо мной стоит дилемма: взять любимую шахматную доску или же упаковать еще парочку платьев? Коллеги шутят, что двухнедельные турниры были придуманы специально для того, чтобы Саша смогла продемонстрировать все свои луки. Но я искренне недоумеваю, как может девушка, отправляясь куда-то недели на две, иметь при себе лишь один крохотный клатч, да у меня одна косметичка таких размеров!

И чего же в твоем чемодане-гардеробной больше всего?

Удобной и качественной одежды, которая не слишком строга, но выглядит элегантно. А все неудобное остается на вешалке.

Тебе нравится путешествовать?

Профессия шахматиста связана с постоянными переездами, поэтому разъезды у меня, как правило, продиктованы рабочей необходимостью. Перемена мест вполне по мне, но в последнее время в поездках скучается по дому, мужу и дочке. Поэтому отпуск я с большим удовольствием провожу дома с семьей и смотреть мир в свободное время не езжу.

Со стороны кажется, что ты человек бесконечно энергичный и целеустремленный...

Во многом это так, но после замужества я стала больше времени проводить дома. Иногда у меня появляется крамольная мысль о том, что, возможно, пришла пора остановиться: довольствоваться одержанными победами, вспоминать лихие битвы черных с белыми и любоваться медалями. Впрочем, пока у меня достаточно сил, энергии и желания, чтобы все совмещать. Но силы не безграничны, и однажды наступит момент, когда я скажу: "Все, больше не могу". И для меня, как и для многих других женщин в профессии, такой выбор – серьезная дилемма.

Успешной девушке сегодня нужно иметь достойное образование, получить права, быть на ты с Интернетом, знать язык. По-твоему, в этом списке должны быть шахматы?

По меркам Cosmo я могу считать себя успешной: владею английским, сносно говорю по- французски, понимаю по-испански. И достойное образование я успела получить: летом окончила магистратуру со специализацией в интеллектуальных играх. За рулем тоже чувствую себя уверенно, особенно на американских трассах. А интеллектуальные игры научили меня такому важному навыку, как принятие взвешенных и логически обоснованных решений. Шахматы дают понимание того, что в жизни человек – игрок командный, а значит, должен не только учитывать собственные действия, но и предвидеть поступки окружающих, уметь во время на них реагировать. Это важный социальный навык!

А интернет-пользователь ты опытный?

Я была главным противником электронной почты в конце девяностых: много говорила о том, что никакие пиксели никогда не заменят радость от получения бумажного конверта и запаха чернил. Е-mail убьет саму идею переписки, считала я, но ящик все же завела. Так веб постепенно прокрался в мою жизнь, затем вполне органично в ней поселившись. А сегодня благодаря средствам мультимедиа и возможности делиться информацией здесь и сейчас стало проще и интереснее наблюдать за игрой, анализировать ее. Шахматные турниры уже неотделимы от онлайн-инструментов, они собирают многомиллионные интернет-аудитории. Я активно веду свои аккаунты в социальных сетях: мне нравятся и сам процесс, и возможность делиться с миром своим знанием. Мои поклонники, в свою очередь, следят за тем, что я делаю, и дают обратную связь. Поэтому я не вижу ни одной причины для того,чтобы останавливаться. Правда, это занимает много времени, и иногда я ухожу в глухой оффлайн.

Интерес публики к частной жизни тебя не смущает? В книге "Дневники шахматной королевы" ты много откровенничаешь, рассказывая о буднях чемпионки.

Я достаточно открыта, чтобы дать возможность другим составить мнение обо мне, и в книге в том числе. Забавные ситуации случаются из-за того, что я активный участник соцсетей: люди делают вывод, что я гиперобщительна. Но навязчивые попытки посторонних заговорить со мной, особенно во время турниров, не увенчиваются успехом, и многие искренне не понимают почему. Просто в обычной жизни я предпочитаю общение с небольшим кругом близких друзей: cколько бы ни было подписчиков в активе, количество тех, с кем ты делишься самым важным, не может быть большим.

Мнение людей для тебя важно?

Задеть меня сплетнями о том, как я выгляжу, что делаю, где и с кем живу, невозможно – все жизненные выборы я делаю осознанно. Правда, если встречаю критику своих профессиональных качеств да еще и необоснованную, искренне переживаю.

Шахматисты отлично разбираются в математике. Почему же ты не пошла, скажем, на физмат, а окончила Российский государственный университет физкультуры и спорта?


Насчет математики – это отчасти миф: я, к примеру, чистый гуманитарий, и у меня ассоциативный тип мышления. А в шахматы я играю... зачастую с помощью интуиции. Меня, чемпионку мира, иногда даже одолевают сомнения в том, что шахматы – это действительно мое призвание! И часто я веду внутренний противоречивый диалог с самой собой. В особенности, когда общаюсь с сильными шахматистами и вижу, как они мыслят, – совершенно иначе, чем я. Если бы у меня был выбор, то, вероятно, как и моя младшая сестра, я поступала бы на журфак МГУ. Мне кажется, что в другом деле я тоже могла бы добиться не меньших результатов и успехов.

А если бы ты стала президентом страны, какой первый указ подписала бы?

Не могу сказать, что хочу занимать эту должность, – политика мне чужда и в какой-то степени неприятна, поэтому в президенты я не мечу. Власть и деньги могут менять человека до неузнаваемости. Это меня пугает, поэтому я стараюсь расти в профессиональной и личностной плоскости и не стремлюсь принадлежать к сильным мира сего. Я живу и дышу совершенно другими вещами. Гораздо более приятными.




KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#46 : 18.12.2013 15:25
Алексей Широв: О Латвии, Каспарове и прошлом
12 декабря 2013

В последнее время начало происходить что-то странное, мне постоянно напоминают об одном и том же человеке и об одних и тех же событиях, сейчас уже более чем пятнадцатилетней давности. И хотя моя жизнь давно уже протекает в других измерениях, с другими эмоциональными процессами, люди нет, да и находят возможность вытащить эти позорные страницы наружу, да еще и вывернув наизнанку в очередной раз все факты, показывая тем самым свою короткую память. Кажется, приходится высказываться снова, хоть я не делал этого уже почти десять лет. "Спасибо" гроссмейстеру Геннадию Тунику, он же "echo2011" в комментариях чесс-ньюз.

Мой рассказ, наверное, покажется скучным, но раз уж поднимаю вопрос, то не хочется упускать деталей.

10 октября этого года мне позвонила депутат Латвийского парламента гроссмейстер Дана Рейзниеце, сообщила о том, что есть идеи предоставить Гарри Каспарову латвийское гражданство, и спросила, мол, не буду ли я против. В тот момент я находился на пути в Родос, где собирался участвовать в Еврокубке, поэтому ответил односложно, типа, какое тут слово у гражданина Испании, ведь речь не идет о переходе Каспарова в Латвийскую шахматную федерацию.

Но тема на этом не закрылась. Прошло две с половиной недели, и мне снова раздался телефонный звонок, теперь уже от малознакомых мне журналистов. Мой похожий короткий ответ имел печальные последствия - в интернете появился фактически сфабрикованный материал - http://www.mixnews.lv/ru/exclusive/news/2013-11-05/136325, в котором были использованы цитаты из интервью, взятого у меня задолго до разговора с Даной, и поэтому не имевшего к теме Каспарова никакого отношения.

Тем не менее, "А" сказано, хоть и не мной, пора переходить ко второй букве алфавита. Как я отношусь к возможности предоставления Гарри Каспарову латвийского гражданства "за особые заслуги перед страной"?

Наверное, как и любого простого разумного человека, меня больше всего удивила сама формулировка. Можно ли считать заслугами несколько выступлений Каспарова на турнирах в Латвии? (К слову, турнир в Риге в 1995 году и мое в нем неучастие прямо повлияли на мое решение стать "испанцем"). Ну, и можно ли считать заслугой то, как Каспаров и его на тот момент организация "WCC" обошлись в 1998 году с прошлым и будущим лидером латвийских шахмат?

К теме гражданства я еще вернусь, а сейчас нужно понять, что произошло в 1998-2000 годах. Вроде бы и стараюсь не вспоминать, но когда вижу, например, высказывание гроссмейстера Михаила Красенкова "Мне кажется, ничего плохого не случится, если Каспаров станет президентом ФИДЕ: он на редкость достойный человек и одно из величайших имен в истории шахмат" (www.chesspro.ru/interview/krasenkow_interview), то становится как-то не по себе. Как бы снова не началась игра без правил. А тут еще и Геннадий Туник со своими комментариями...

В общем, публикую краткую хронику событий.

В марте 1998-го, по окончании турнира в Линаресе, в котором я занял второе место, опередив Каспарова и Крамника, Луис Рентеро, возглавлявший "Мировой шахматный совет" совместно с Каспаровым, пригласил меня играть матч с Крамником в Казорле (недалеко от Линареса) в мае 1998 года.

После Линареса я поехал в Монако (там я разделил 1-2 места с Крамником, опередив Ананда и других), где во время турнира обсудил с Крамником вопросы, связанные с матчем, и выслал факсом Луису Рентеро подписанный контракт. Позже оригинал контракта был подписан также Луисом Рентеро уже в Казорле.

Мне удалось неплохо подготовиться к матчу (я привлек четырех секундантов и в общей сложности вложил около 50 тысяч Евро в переводе на сегодняшнюю валюту) и в итоге одержать победу над Владимиром Крамником. В соответствии с контрактом, Владимир должен был получить 30 миллионов песет (180 тысяч Евро), из них половину сразу после Казорлы и другую половину в момент матча Каспарова со мной, в котором должно было разыгрываться 300 миллионов песет, с гарантией в 100 миллионов для меня в случае поражения. При этом контракт также предусматривал компенсацию для меня в 30 миллионов песет в случае срыва моего матча с Каспаровым.

Когда закончился мой матч с Крамником, на закрытие приехал представитель правительства Андалусии и заверил, что с моим матчем с Каспаровым всё в порядке, и что он должен состояться осенью в Севилье, были названы конкретные даты. Однако тут возникла первая заморочка - до сих пор не было финальной подписи от президента Андалусии. Мне было обещано, что подпись появится на днях, и я потихоньку начал подготовку к матчу. Некоторые анализы, сделанные летом 1998 года, я успешно использовал в 2012-м.

В июле 1998-го я все еще не видел подписи президента Андалусии, но на контракте само собой стояла подпись Рентеро, с которым я был на постоянной телефонной связи. В какой-то момент я заподозрил неладное и потребовал прояснения ситуации. Наконец, в августе Рентеро не выдержал и признался, что матч в Севилье срывается, после чего мне было немедленно предложено сыграть в США с фондом... 600 тысяч долларов, 400 победителю и 200 проигравшему.

Я сразу сказал, что могу согласиться на эти условия только если получу причитающиеся мне 30 миллионов песет за матч с Крамником, потому что 200 тысяч никак недостаточно для двух матчей цикла первенства мира, учитывая расходы на подготовку и секундантов. В этот момент Рентеро сказал фразу о том, что он, если хочет, может "съесть контракт", после чего я, само собой, прекратил с ним всякое общение, но был по-прежнему на связи с Оуэном Вильямсом (менеджером Каспарова) и Вильямом Виртом, входящим в "WCC".

Первые несколько дней казалось, что переговоры идут нормально, речь уже шла о фонде в миллион долларов, который якобы был гарантирован в Калифорнии, и который меня устраивал. Oставалось только решить вопрос распределения: я считал, что, учитывая матч с Крамником, разумный вариант 600-400, Вильямс почему-то настаивал на 650-350, но это обсуждение шло одновременно с обсуждением ряда других деталей (сроки, и т. д.). И тут вдруг мне сообщают, что калифорнийцы срывают матч, и надо искать новых спонсоров на миллион долларов. Понятно было, что сразу их не найдешь, но мне, естественно, казалось, что вопрос еще можно решить.

Проходит совсем немного времени, и я вдруг узнаю, что Каспаров предпочитает играть с Анандом, а не со мной, и, мол, я сам виноват, что Калифорния дала отбой. Это при том, что никаких документов от Калифорнии (не считая изначального предложения призового фонда в 600 тысяч) я вообще не видел!

Так я был лишен своих спортивных и финансовых прав, не получив на тот момент никакой компенсации за победу в матче с Крамником. Такого не случалось ни до, ни после. Никто не организовывал, например, матч Ананд - Карлсен вместо матча Ананд - Гельфанд в 2012 году.

Само собой, я могу рассказать и о том, как Каспаров боялся моих возможных успехов в 1999-2000 годах, как организовывался матч Каспаров - Крамник... То есть Крамник забрал сначала приз проигравшего в Казорле, потом приз победителя, да и еще цинично заявил, что если бы мое окружение вело себя получше, то они с Каспаровым заплатили бы мне компенсацию, а так - шиш... О неудачном суде против Каспарова и Рентеро, который стоил мне еще 30 тысяч Евро, и т. д.

Но, наверное, хватит. В жизни, на самом деле, не так трудно пережить даже самые неприятные обман и надувательство, если вовремя поменяешь приоритеты. Я думаю, мне это вполне удалось сделать, но это уже личное.

В заключение, как и обещал, еще немного о латвийском гражданстве Каспарова. Как я понимаю, вопрос может решиться в этом месяце. Формально, конечно, как я уже говорил, дело гражданина Испании - сторона. Но все-таки речь идет о стране, в которой я родился и вырос, в которой живу сейчас и которую люблю.

Заявления Каспарова (не шахматные) создают впечатление, что он хочет иметь дело с Латвией девяностых годов, и которая сделала меня "испанцем", но никак не нынешней. Сейчас подавляющий процент людей хотят мирного сосуществования с соседями, в том числе и с Россией. Но еще остаются ультра-националисты в политике, сеющие смуту. На совести которых отъезд сотен тысяч семей из Латвии в те же девяностые. Я хорошо знаю, чего стоило моему поколению русских людей Латвии утвердиться в жизни, которая тогда фактически только начиналась. И вот именно эти (слава богу уже немногочисленные) силы в Латвии больше всего хотят сделать Каспарова гражданином этой страны. И в этом контексте невинный процесс - в конце концов, мое личное мнение, что иметь два гражданства в наши дни абсолютно нормально - становится немного грустным.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#47 : 18.12.2013 15:27
Чемпион мира по шахматам Станислав Михеев: «Я сделал ход конем»
12 декабря 2013

Декада инвалидов прошла, но осадок остался. О людях с ограниченными возможностями по-прежнему вспоминают раз в год.

«Власти привыкли работать напоказ. Для них важно напичкать мероприятиями первые 10 дней декабря, чтобы отчитаться. А мы вынуждены жить в этой большой потёмкинской деревне, каждый день преодолевая себя», – говорит инвалид-колясочник из Набережных Челнов, двукратный чемпион мира по шахматам в своей категории Станислав Михеев.


– Станислав, есть ли универсальный рецепт, как помочь инвалиду выбиться в люди?


– Нужно стимулировать социальные лифты. Спорт – один из них. Раньше из инвалидов-опорников в РТ набиралась сильная сборная по шахматам, для чемпионства не хватало женщины-шахматистки. Но власти РТ каждый год урезали финансирование физкультурно-спортивного общества инвалидов. И вот результат: учеников-инвалидов из РТ у меня больше нет, а в крупных турнирах среди шахматистов-опорников Татарстан представляю только я. А ведь есть перспективные для инвалидов виды спорта. Например, настольный теннис. Среди инвалидов разыгрывают 20 комплектов медалей, и шансы на победу велики. Я сам последние два года тренировался, брал призовые места. Но даже этот олимпийский вид спорта власти РТ, в отличие от башкирских, брянских, челябинских, кемеровских коллег, не поддерживают. Наш тренер работает на голом энтузиазме, видя перпективы учеников.

– К Универсиаде только на строительство спортобъектов потратили 40 млрд руб. Ощутили ли поддержку спорта в Челнах?


– Чиновники поощряют лишь массовые мероприятия, вроде «Кросса Татарстана» или «Лыжни России». Но это пиар-ходы, потёмкинские деревни, создающие видимость поддержки спорта. Под эти задачи власти охотно «пилят» бюджетные деньги. Те же цели отчасти преследуют и крупные спортпроекты. В Татарстане, как и в РФ, многое зависит от прихоти чиновника. Если он любит  тхэквондо, то вложит в него суммы, которых хватит на 10 видов спорта. И хотя в других видах будут успешные спортсмены, их не заметят. Дело не в наличии средств, а в равнодушии власти. Я ощутил это на себе. Даже став чемпионом мира, я продолжал ездить на турниры за свой счёт. Росспорт только пару лет оплачивает нашей сборной поездки на чемпионаты мира и Европы. А как быть с подготовительными соревнованиями?

– Приходится искать спонсоров?

– Да, но это утомляет, поэтому стараюсь зарабатывать и ездить на свои. Веду занятия через Интернет с утра до полуночи. Сами турниры заработка не дают, кроме чемпионата мира, где за медаль платят стипендию (у меня бронза, это около 8,5 тыс. руб. в месяц). Мои победы – лишь аргументы для спонсоров, ходить на поклон к которым вынуждены чемпионы всех неолимпийских видов спорта. В СССР спортсмены не думали, как они поедут на соревнования. Главное было – пройти отбор. А сейчас спортсмен должен брать на себя чужие обязанности. Это как с квитанциями за ЖКУ. Раньше мы платили 7 руб. за двухкомнатную квартиру и в ус не дули, а теперь приходится сверять, сколько киловатт энергии мы потратили, а сколько нам накинули.


– Программа «Доступная среда» действует в РТ уже несколько лет. Есть подвижки?


– Финансовые потоки любой госпрограммы уходят вверх по вертикали власти, и провинции ничего не остаётся. Помните как в сказке «Скатерть-самобранка»? Герои всё разворачивали её: ели, пили, гуляли, пока не осталось три чёрствых куска хлеба. Такова доля районов. В Челнах инвалидам доступен только центр. В аэропорту «Бегишево», например, инвалид даже в туалет попасть не может. Купе для инвалидов в поезде «Челны – Москва» нужно заказывать чуть ли не у руководства вокзала. А в нашем шахматно-шашечном клубе лифт для инвалидов запустили только через год (!) после установки: не могли сдать в эксплуатацию. Что далеко ходить? У меня в подъезде крутые откид-ные рельсы. По ним я не поднимаюсь, а буквально тащу себя и коляску, опираясь на руки. Зимой для меня проблема даже преодолеть свой двор. Стоянок не хватает, и машины оставляют на тротуаре. Летом я могу съехать на проезжую часть, а зимой автомобили накатывают колею, и на коляске не проедешь. В гололёд дворники либо совсем не сыплют реагенты, либо сыплют с горой. Дешёвые средства за зиму разъедают резину на коляске и несколько пар перчаток. Домой возвращаюсь грязный и злой.

– С чего бы ты начал решать проблему доступности?

– С общественного транспорта. В Челнах практически нет больших автобусов, только маленькие, куда коляска не проходит. Конечно, есть трамваи, но на входе в него – четыре ступени. Поймать двух мужчин на остановке ещё можно, а вот когда нужно выйти, часто оказывается, что в трамвае одни женщины. Если решить транспортную проблему, чтобы инвалид мог без помощи добраться в любую точку на карте города, то это будет прорыв.

– Работодателям дают субсидии за создание мест для инвалидов. Легко ли трудоустроиться  человеку в коляске?

– Для нас мест нет. Мой знакомый колясочник Юра Вишневский – очень способный парень. Успешно занимается и шахматами, и настольным теннисом, и армспортом, и танцами на колясках. Очно окончил вуз, разбирается в компьютерах. Решил устроиться менеджером по продаже техники. Но после собеседования услышал: «Вы нам подходите, но… по указу Путина для вас нужно обязательно обустроить место, иначе штраф. А у нас здание старое, ни подъёмник, ни туалет сделать нельзя». Так что Юра перебивается временными заработками.

– Когда о проблемах инвалидов заговорили открыто, общество стало толерантным?


– Колясочник на улицах Челнов – редкость. Гуляя по европейскому городу, наверняка встретишь двух-трёх инвалидов. Не потому, что их там больше. Просто для них создали условия. Если власти РТ сделают доступным хотя бы транспорт, то инвалиды начнут ходить в гости, в кино, в спорткомплексы, и общество увидит, что мы живём рядом. Бывало, люди на улице суют мне деньги, 5-10 руб. Для меня это дикость: я же вышел на улицу не милостыню просить!

– Если бы не шахматы, чем бы ты сейчас занимался?

– Не знаю. Спился бы, наверное (улыбается). Водка и сигареты, увы, доступнее, чем «доступная» среда. Если вовремя не найти «лифт» (социальный), чтобы подняться, то можно скатиться на дно. Ф. Ницше писал: «Что не убивает меня, то делает меня сильнее». Но даже у этой мысли есть разумные пределы. Поэтому хорошо, что об условиях для полноценной жизни инвалидов хотя бы задумались.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#48 : 18.12.2013 15:29
Виши Ананд: «Корю себя за то, что безо всякой надобности осложнил себе жизнь»
13 декабря 2013

Бывший чемпион мира откровенно рассказал об ошибках, совершенных в решающем матче за шахматную корону


В индийском городе Ченнаи победой Магнуса Карлсена завершился матч за мировую шахматную корону. Генерала разбитой армии редко спрашивают, почему он проиграл. Между тем – сразу же по окончании десятой партии, еще до церемонии закрытия матча Виши АНАНД поделился с  шахматным комментатором «НТВ-плюс» Мариной МАКАРЫЧЕВОЙ своими переживаниями и своим видением матча.

– Виши, я привыкла брать у вас интервью после ваших прекрасных побед, но сегодня... В чем состояла ваша основная ошибка в этом матче?

– Я в этом году сыграл целых шесть турниров. И во всех, кроме Баден-Бадена, который я выиграл, у меня было чувство, что я не могу цельно провести партию от начала до конца. Весь год меня не покидало ощущение, будто бы я не завершаю хорошо начатую работу. Я заметил, что стал ошибаться гораздо чаще, чем в предшествующие годы. А Карлсен умеет использовать невынужденные промахи соперников. Самая сильная его сторона и моя самая слабая словно бы сошлись между собой, сделав меня на этом направлении особенно уязвимым. Поэтому мне очень не хотелось, чтобы соперник смог бы вытягивать меня на длинную тягучую игру, в которой вероятность мелких невынужденных ошибок с моей стороны существенно возрастает.

И поначалу все вроде бы шло как надо. Матч начался хорошо. В первых партиях я не имел никаких проблем, а в третьей – очень неплохие шансы победить, хотя до выигрыша было достаточно далеко. И вот – четвертая партия. Это было в определенном смысле совершенно ужасно. Я сотворил нечто очень глупое в дебюте и потерял пешку. Но все-таки взял себя в руки, использовал все шансы и смог спасти крайне неблагоприятно начавшуюся партию. Когда я спасся, то подумал даже, что мне удалось добиться при подготовке к матчу определенного игрового и психологического сдвига. Но лучше бы я вспоминал о том, что происходило со мной в начале года! Ведь и тогда, как только я начинал радоваться тому, что восстановил игру, пытался играть как прежде, фортуна поворачивалась ко мне спиной.

После четвертой партии мне показалось, что я могу идти в бой с открытым забралом. Но в пятой партии этому новому мироощущению был нанесен тяжелейший удар. В дебюте я, как всегда, получил черными отличную позицию и начал играть слишком оптимистично, чуточку поверхностно. Пара небольших ошибок – и я получил худшее, но, по сути, равное окончание.

Я мог занять пассивную стойку, при которой непонятно вообще, почему черные стояли бы хуже, как у них могли бы возникнуть хоть какие-то проблемы. Это была бы совершенно нормальная игра черными – игра на отбой. Но я вдохновился идеей активной контригры в надежде захватить инициативу. Выбирая из двух возможностей – возможности сделать простую ничью или пуститься во все тяжкие, я начал подсознательно корить себя за малодушие. Я ведь никогда и ни с кем не боялся идти на динамический риск! Это была ошибка. Не фатальная, но ошибка. Однако даже после всего случившегося я много раз имел возможность форсированно сделать ничью, но я корю себя за то, что безо всякой надобности осложнил себе жизнь ранее принятыми решениями.

Но и после этого – когда я без какой-либо надобности перешел в ладейный эндшпиль без двух пешек, когда все комментаторы, глядя на компьютерные оценки, уже похоронили меня, я все равно имел очень простой и четкий путь к ничьей. Но со мной снова случилось какое-то странное необъяснимое помутнение разума. После всего случившегося я чувствовал себя так, будто бы проиграл в один вечер не одну, а сразу три или четыре партии. На ровном месте я создал себе проблемы, а затем не смог исправить допущенные ошибки с помощью решения достаточно простых задач!  Это было действительно ужасное чувство!

Я вдруг понял, что в этом матче главное для меня – мое состояние, моя способность или неспособность реализовать свои наработки. Ведь если я даже получу великолепную позицию по дебюту, захвачу инициативу в миттельшпиле, а затем начну совершать невынужденные ошибки, то в чем смысл моей подготовки и проделанной работы?

После ужасного проигрыша пятой партии в шестой со мной приключилась примерно та же история. Похоже, что в некоторые дни вы словно бы утрачиваете способность номально играть в шахматы. Короче, все, что я сделал, было совершенно ужасно! Ситуация в матче стала критической. Я понял, что исход матча предрешен, поэтому решил, что главное – не поплыть, взять себя в руки и прекратить череду глупых невынужденных ошибок. Но и мой соперник не собирался лезть на рожон. В восьмой партии уже он играл белыми фигурами и решил сразу же убить игру. Он был прав. Он играл по счету. Ведь, отставая на два очка, борьбу должен был завязывать я – это моя работа! Впрочем, нам обоим было ясно, что решающие события должны были произойти в девятой партии.

Конечно, если бы в итоге я не проиграл эту партию, то матч продлился бы на пару дней дольше и поражение выглядело бы для меня более пристойным. С другой стороны, реальные шансы в матче я мог получить, только выиграв в этот день.

Мне не удалось самого главного – воплотить свои замыслы в жизнь, добиться того, чтобы вся моя огромная подготовка выстрелила, не осталась лежать невостребованным грузом. Что же до Магнуса и его игры, то могу сказать, что он очень сильный шахматист, который весьма эффективно использовал мои недостатки и, безусловно, заслужил свою победу.

– Виши, а насколько сложно было играть такой матч у себя на родине? Не помешало ли это вам?

– Играть дома очень приятно. Я не думаю, что это как-то негативно повлияло на мою игру. Обстановка, весь антураж матча мне очень понравились. Было много молодых людей, детишек, приходивших вместе со  своими родителями. Было видно, насколько любопытно им наблюдать за игрой. Могу особо отметить два момента, которые меня искренне растрогали. Так, во второй партии – как только я сделал свой первый ход е2 е4 – они дружно зааплодировали. Конечно, тишину вроде бы нарушать нельзя, но, мне кажется, это не слишком криминальное нарушение.

Однако до девятой партии ничего подобного не повторялось. И вот – в самом начале девятой партии, когда я сделал белыми другой ход – d2 d4, аплодисменты раздались снова. Зрители понимали реальные проблемы и причины, побуждавшие меня принимать то или иное  решение. Я был растроган. Ведь до этого я полагал, что столь компетентные  болельщики существуют только в России. Оказалось, что то же самое происходит и у меня на родине, в Ченнаи.

На этом фоне меня особо расстраивает то, что я разочаровал болельщиков своей игрой. Они заслуживали лучший матч.

– Виши, вы много говорили о своих ошибках, но что вы думаете о первопричинах этих ошибок?!

– Я просто не знаю. Если бы я знал, то, конечно же, что-то сделал бы, чтобы не допустить повторения столь ужасных для себя событий. Самое неприятное, что ошибки обладают своего рода эффектом обратной связи, потому что невольно влияют на вашу самооценку и порождают неуверенность. Специалисты могут сказать: он просто не смотрит и не анализирует свои партии, иначе как можно постоянно наступать на одни и те же грабли?! Вывод из этого для себя я сделал: так дальше продолжаться не может. Сейчас мне необходимо отдохнуть.

– Виши, но ведь ближайший турнир, в котором вы должны будете выступить уже в марте, если хотите попытаться вернуть себе чемпионское звание, – это турнир претендентов в Ханты-Мансийске.

– Конечно же, я сыграю в нем. Но время еще есть, и мне обязательно нужно разобраться во всем том, что произошло со мной здесь – во время матча. Разобраться с этим и двигаться вперед.

– Виши, а как вы считаете, можно ли сейчас победить Карлсена?

– Я уверен, что эта задача не является неразрешимой. Потому что, как показывает вся шахматная история, непобедимых нет. И у Карлсена есть слабые места и недостатки. Умение сыграть на слабостях и недостатках в игре соперников – это его фирменный стиль, его самая сильная сторона. Он стремится сохранить за собой психологическую инициативу. Даже после того, как партия закончена, вы продолжаете ощущать психологический прессинг.

– Но, может быть, стиль Карлсена – это новое слово в шахматах и все будут стараться играть именно так, пытаясь нащупать слабые стороны соперников и использовать их?

– Я не могу сказать, что стиль и подход Магнуса мне активно не нравятся. Я очень внимательно изучал его творчество, тщательно проверял его замыслы, анализируя его игру перед матчем. Возможно, этот новый подход Карлсена к решению дебютных проблем совершенно уникален. Даже такие шахматисты, как Каруана и Накамура, то есть новое шахматное поколение, пытаются переосмыслить многие сложившиеся десятилетиями представления.

Они вроде бы продолжают играть в классические шахматы, но при этом создают для себя совершенно неклассический дебютный репертуар. Это было бы невозможно в докомпьютерную эпоху, но сейчас – в связи с широким использованием компьютера как помощника в анализе, это становится реально. Они ищут и находят в дебюте новые ходы и направления, которые раньше считались совершенно несерьезными и некорректными.

Некоторые варианты, которые в первые 25 лет своей карьеры я просто отбросил бы не глядя, теперь регулярно применяются на практике. Устоявшийся набор дебютных представлений и приоритетов сейчас размылся и даже утратил актуальность. В этом круто изменившемся и продолжающем меняться мире шахматных приоритетов самобытный стиль Карлсена оказался особенно эффективным. Он не соревнуется с новаторами, а старается просто играть в свою игру.

– Виктор Корчной сказал, что Магнус Карлсен гипнотизирует своих соперников. Иначе невозможно объяснить их глупые ошибки... Это так?


– Я могу прокомментировать это следующими образом: когда на вашу позицию оказывается постоянное давление, то вы начинаете испытывать чувство, которое, наверное, чем-то похоже на состояние гипноза. Это примерно та же история, которая когда-то происходила с Михаилом Талем. Попадая под его прессинг соперники начинали необъяснимо ошибаться. Пол Бенко, выходя на партию с Талем, даже надел черные очки. Над Бенко потом долго посмеивались. У Магнуса очень необычный и чрезвычайно эффективный стиль. Он почти никогда не допускает серьезных ошибок, не просчитывается в вариантах. В дебюте его главный приоритет – получить удобную для себя и неудобную для соперника позицию. Дебютное искусство Карлсена состоит в том, чтобы решить именно эту задачу.

– Виши, исповедуя этот подход, Магнус играет до конца, стараясь вымотать соперника в вязкой борьбе и зачастую не соглашаясь на ничью в позициях, в которых другие давно прекратили бы сражение.

– Я могу, опираясь на свой опыт, ответить так. Если бы, например, я сыграл в эндшпиле пятой партии Ле2, то Карлсен мог бы, конечно, долго возить возникший эндшпиль с двумя лишними пешками, но это все равно была бы битая ничья. Было бы то же самое, что случилось в четвертой партии. Возникший ладейник был совершенно ничеен. Он играл его очень долго, но не преуспел, потому что я не допускал никаких ошибок.

Я хочу сказать следующее: когда вы решили все реальные проблемы и на доске стоит позиция, защита в которой не требует от вас креативных затрат, вы больше не расходуете свою нервную энергию. Если же попытаться описать то, что реально происходит в партиях Карлсена, с точки зрения их соперников, то это выглядит так. Когда в проблемной позиции сразу же нашли сильнейший ход, лучшее решение, то весь ваш психологический прессинг соперника на этом заканчивается. Если у вас хватит концентрации и мастерства сразу же поставить все точки над i, то никакого гипноза вы не почувствуете, если же нет, то с вами произойдет то, что случилось со мной в пятой и шестой партиях...

– Виши, вы мельком упомянули о роли компьютеров. Но Магнус стремится играть не слишком динамические позиции. Бытует мнение, что ему по силам противостоять электронным монстрам...

– Мне кажется, что это не так. Года четыре назад у человека сохранялись шансы, но сейчас в подобном матче у нас шансов нет. Уточню. Компьютеры бывают разные. И с недостаточно продвинутым компьютером вполне можно играть. Но если использовать более совершенные модели, то перспективы игры с ними я бы оценил пессимистично. Я полагаю, что в подобном матче шансы Карлсена были бы ничуть не выше, чем любого другого человека. Компьютер полностью лишил бы Магнуса самого мощного оружия, позволяющего ему обыгрывать людей, – более высокой точности решения задач. А компьютерная точность недоступна сейчас никому, в том числе и Карлсену. При игре против компьютера вы сталкиваетесь с той же человеческой проблемой, которая подводит вас, когда вы играете против Карлсена, – это проблема концентрации.

– Виши, вы упомянули о Каруане и о Накамуре как о молодых перспективных шахматистах. А что вы можете сказать о Непомнящем и Карякине? И, может быть, об Андрейкине?


– Они все очень разные. Карякин по своему подходу – это типичный шахматный классик. Он очень похож на лучших шахматистов предыдущего поколения. Непомнящий чем-то напоминает мне Морозевича. Очень интересный, но совершенно иной подход к игре. А Андрейкин вошел в элиту совсем недавно, поэтому, как мне кажется, еще не завершил окончательно формирование своего стиля. Не исключаю, что Андрейкин может заиграть очень-очень сильно. Он впечатляет меня своей универсальностью, своей способностью адаптироваться к самым разным позициям и вести борьбу в совершенно различном ключе.

– Виши, в связи с этим несколько слов о турнире претендентов в Ханты-Мансийске. У кого помимо вас в нем наилучшие шансы?

– В первую очередь – у Владимира Крамника. Он играет стабильнее всех, у него самый высокий рейтинг и самый большой опыт. Что же до моих перспектив, то могу сказать, что все будет зависеть от того, насколько я смогу восстановиться психологически и отдохнуть перед этим турниром.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#49 : 23.12.2013 17:50
Александр НИКИТИН: ШКОЛА ВОЗМУЖАНИЯ
16 декабря 2013

 30 лет назад, в ноябре 1983 года в лондонском отеле «Грейт истерн» начался матч, к которому было приковано внимание всего шахматного мира. В полуфинале претендентских соревнований очередного цикла борьбы за шахматную корону встретились стремительно набирающий силу 20-летний бакинский гроссмейстер Гарри Каспаров и участник уже двух матчей на первенство мира 52-летний Виктор Корчной. О том, как проходил этот интригующий поединок, обо всех связанных с ним событиях рассказывает заслуженный тренер СССР Александр Никитин, который в ту пору был первым секундантом Каспарова.


Валерий АСРИЯН

– Александр Сергеевич! Лондонскому матчу предшествовали волнующие события, связанные с выбором места его проведения. Думается, будет нелишним вспомнить о них.

– То, что происходило тогда, пожалуй, не имеет аналогов в многолетней шахматной истории. Начну с того, что провести у себя матч Каспаров – Корчной изъявили желание три города – Роттердам, Лас-Пальмас и Пасадена. Корчной высказался за Роттердам, Каспаров же предпочел Лас-Пальмас, а значит, учитывая расхождение пожеланий соперников, право выбора осталось за президентом ФИДЕ Флоренсио Кампоманесом. Он остановился на Пасадене, как писали в прессе, с тайной надеждой, что проведение столь важного матча в этом американском городе, где жил в то время Роберт Фишер, может вернуть этого добровольного затворника к шахматной жизни. Вот здесь-то после того, как Кампоманес огласил свое решение, и начались самые захватывающие события. Но прежде надо напомнить о том, что шел 1983 год – время резкого обострения отношений между СССР и США, связанного, в первую очередь, с вводом советских войск в Афганистан. Уже состоялся бойкот Соединенными Штатами и другими странами Запада московской Олимпиады 1980 года и, видимо, готовился ответный бойкот Советским Союзом и странами социалистического лагеря Олимпиады в Лос-Анджелесе, которая должна была пройти в 1984 году.

Вот в этой ситуации и родилась у спортивного, а скорее всего, у более высокого начальства из ЦК КПСС, идея отказаться играть в Пасадене под предлогом отсутствия в этом городе гарантий безопасности советской делегации. Между прочим, эта же аргументация была использована год спустя при бойкоте Олимпийских игр в Лос-Анджелесе. В случае с Пасаденой эта мотивировка выглядела совершенно неубедительной, ибо там как раз в то время, когда велись переговоры, находилась команда советских пловцов во главе с олимпийским чемпионом Владимиром Сальниковым, и никаких опасений по поводу отсутствия гарантий их безопасности не высказывалось. Для чего же надо было бойкотировать Пасадену, вступать в конфликт с Кампоманесом и ставить Каспарова перед угрозой поражения за отказ играть матч в назначенном президентом ФИДЕ городе? Я был уверен тогда и не изменил своего мнения сейчас, что все это делалось для того, чтобы закрыть Каспарову, который не устраивал власти в качестве чемпиона мира, путь к матчу с Анатолием Карповым. Гораздо более удобным противником для него, конечно же, был бы уже трижды битый им Корчной.

Дальше события развивались, как в спектакле. В Пасадене, несмотря на отсутствие Каспарова, состоялось открытие матча. Корчной сделал ход 1.d2-d4, и были пущены часы Каспарова, которого в Пасадене, естественно не было. Корчной был признан победителем несостоявшегося матча. Видя, что его принесли в жертву, Каспаров обратился за помощью к члену Политбюро ЦК КПСС, первому заместителю Председателя Совета Министров СССР Гейдару Алиеву, который опекал своего земляка-бакинца. Алиев пообещал Каспарову, что употребит все свое влияние для того, чтобы его матч с Корчным все же состоялся.

Пока Алиев действовал, Гарри принял участие в крупном международном турнире в Никшиче и одержал уверенную победу, набрав 11 очков из 14 и оторвавшись от второго призера на 2 очка. А потом он сыграл в блицтурнире в Герцег-Нови и вновь стал победителем с прекрасным результатом – 13,5 очка из 16, опередив на 3 очка занявшего второе место Корчного и выиграв у него две партии. Именно во время блицтурнира Каспарову удалось наладить личные взаимоотношения с Корчным и поговорить откровенно о несостоявшемся матче. Корчной согласился с тем, что он должен быть все же сыгран.

Между тем хлопоты Алиева принесли плоды: Шахматная федерация СССР выплатила штраф ФИДЕ за неявку Каспарова, а Кампоманес отменил свое решение о поражении Каспарова, и решено было все же провести матч. На этот раз местом его проведения был избран Лондон.

– Как Вы расценивали шансы Каспарова в предстоящем матче?

– Достаточно высоко. Все же налицо была большая разница в возрасте – 32 года, и это должно было сказаться. И потом, Гарри находился в отличной форме, что показал и его четвертьфинальный матч с Белявским, который он уверенно выиграл с разрывом в 3 очка, и турнир в Никшиче. Оптимизма прибавляло и то обстоятельство, что единственную встречу соперников (ничья в сеансе одновременной игры с часами в соревновании «Гроссмейстеры против пионеров» в 1975 году, конечно, не в счет) на Всемирной Олимпиаде в Люцерне в 1982 году Каспаров убедительно выиграл черными в староиндийской защите, запутав Корчного в комбинационных осложнениях. Кроме меня, Каспарову помогали готовиться к матчу и были вместе с ним в Лондоне гроссмейстеры Геннадий Тимощенко и Евгений Владимиров. Подготовка была основательной, и Гарри демонстрировал полную уверенность в победе. Но она вдруг исчезла перед самым началом матча. Он вдруг стал нервничать, на него, что называется, напал «мандраж», и мы, да и имевшая на него огромное влияние мама, Клара Шагеновна, никак не могли его успокоить. Все же сказывался возраст, давила ответственность, ведь в этом цикле он впервые вступил в борьбу за первенство мира. Да и то обстоятельство, что ему предстоит играть именно с Корчным, тоже вызывало повышенную нервозность. И уже в первой партии она сказалась.

– Перед матчем Корчной говорил: «Каспаров – игрок одного нокаутирующего удара. Но если суметь благополучно отразить его яростный штурм и нанести удар первым, то Каспаров может потерять уверенность и зашататься». И начало матча вроде бы подтвердило эту характеристику…

– Ему удалось, как он и хотел, нанести удар первым. Корчной играл черными, и в новоиндийской защите применил редкий, но достаточно надежный ход 7…g6 и уравнял игру. Не желая довольствоваться спокойными продолжениями, Каспаров пошел на обострение, давшее позиционный перевес противнику. В сильном цейтноте Гарри сопротивлялся до последнего, но в итоге все же проиграл. Что и говорить, старт матча получился неожиданным. Проигрыш первой же партии, да еще белым цветом мог выбить из колеи кого угодно, тем более 20-летнего юношу. В течение следующих четырех партий чувствовалось, что Гарри никак не может прийти в себя. Он очень нервничал, спорил с нами, тренерами, по поводу того или иного дебюта, был недоволен нашими советами, а главными его советчиками были мама и давно прикрепленный к нему «опекун» из КГБ Азербайджана майор Виктор Литвинов.

После пяти партий Каспаров проигрывал со счетом 2:3, и трудно сказать, как сложился бы дальше матч, если бы Корчной в шестой партии, играя белыми и добившись лучшей позиции, не пошел вдруг на очень рискованное продолжение. Видимо, он считал, что Каспаров находится, выражаясь боксерским языком, в состоянии «грогги», и надо его добивать. Но это было неверное решение. Обострив положение, Корчной пошел на выигрыш пешки, но дал Каспарову богатую контригру. Партия была отложена в худшей для Корчного позиции, которую мы долго анализировали, но ясного выигрыша не нашли. И действительно, возникший при доигрывании ладейный эндшпиль был ничейным, но Корчной ошибся на 63-м ходу и проиграл.

Это была очень важная победа Каспарова. Он сравнял счет, и уверенность вернулась к нему. А Корчной, наоборот, потерял уверенность, и как он сам признавался, «после шестой партии понял, что матч проигран». Начиная с седьмой партии, мы решили ввести в бой фирменное оружие – разыгрывание одного и того же дебюта независимо от цвета. Дебютом этим было каталонское начало, которому мы при подготовке к матчу уделили много времени.

«Каталонкой» были сыграны подряд три партии – с седьмой по девятую! «Каталонскую пытку» Корчной не выдержал, набрав лишь пол-очка из трех. Это предопределило победу Каспарова. Он выиграл матч со счетом 7:4.

Победа Гарри была вполне заслуженной, и это признал сам Корчной, который писал: «Мое предматчевое представление о Каспарове как об игроке одного нокаутирующего удара было ошибочным. Каспаров очень техничен для своих лет, он идет на риск только тогда, когда уверен в его оправданности».

– Я вспоминаю, как, живя тогда в Баку, обсуждал итоги матча с замечательным шахматистом и тренером Владимиром Андреевичем Макогоновым, который некоторое время работал с Каспаровым и давал ему неоценимые советы. Он сказал тогда: «Хорошо, что Гарри проиграл первую партию, и матч сложился трудно для него. Это стало испытанием его характера, стойкости».

– Да, матч стал хорошей школой возмужания Каспарова. И полученный опыт очень пригодился ему во время матчей на первенство мира с Карповым, особенно в ходе первого, безлимитного поединка, когда на его долю выпало чрезвычайно трудное испытание. Словом, матч с Корчным сыграл большую роль на пути Каспарова к шахматному Олимпу, на который он взойдет спустя два года после поединка в лондонском отеле «Грейт истерн».

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#50 : 23.12.2013 17:54
Анатолий Карпов: «С запретительными законами в России явный перебор»
13 декабря 2013

Кому на самом деле выгодны запреты? В чьих интересах принимают законы? Почему из страны уезжают интеллектуалы? На эти и другие вопросы «АиФ» ответил Анатолий Карпов, 12-й чемпион мира по шахматам, депутат Госдумы.


Владимир Кожемякин, «АиФ»: Анатолий Евгеньевич, кто вы по убеждениям? Демократ или диктатор?

Анатолий Карпов: По убеждениям я лидер.

– А как вы насчёт запретов? По данным Левада-центра, большинство россиян не против запретительных законов Госдумы, принятых в последнее время. Может, так с народом и надо — чтобы он знал, чего нельзя, за что накажут?

– С запретительными законами явный перебор. Это тенденция кризиса: когда средств и ресурсов меньше, власти и корпорации стараются побольше собрать с населения и одновременно побольше переложить на него. Но в перспективе эта политика провальная. Нельзя так беззастенчиво обирать людей и каждую проблему решать за счёт доходов — и так небольших — обычных граждан. Надо находить другие источники. Например, нужны ли крайне жёсткие наказания? За что-то — да. Но часто суммы штрафов не учитывают разного материального положения Москвы, Петербурга и регионов. Говорят: «В Европе штрафы такие же». Но, извините, в Европе и зарплата в три раза выше.

С другой стороны, я вижу разительное несоответствие расследования и наказания в делах о коррупции, воровстве чиновников. Почти все такие дела уходят в песок, однако, пока не будут наказаны люди, которые участвуют в разграблении бюджетных средств на самом высоком уровне, какого-то порядка ждать бессмысленно. Сегодня в стране существует группа особо защищённых лиц: что бы ни натворили, максимум, что они теряют, — свою должность. И то в редчайших случаях. Тем временем блокируется принятие закона об ответственности чиновников. Во многих международных организациях они действуют по тому же принципу: сидишь на тёплом месте, значит, не высовывайся и ничего не предпринимай, тогда ты и ответственности не несёшь. Чтобы принудить их работать в интересах обычных граждан и исполнять законы, нужно ввести ответственность за волокиту, бездействие — административную, а может быть, и уголовную.

– Вам самому в плане прав и свобод насколько вольно дышится в нынешней России?


– Мне нормально. Но иногда возникают вопросы, требующие обсуждения. Например, вопрос о прослушке в деле Константина Ширшова (члена фракции КПРФ, которого подозревают в попытке продать место в списке «ЕР» на думских выборах 2011 г. за 7,5 млн евро. Сотрудники ФСБ застали его во время передачи части денег. — прим. ред.). Силовые структуры придумали удобный способ обходить закон о депутатской неприкосновенности — устраивают прослушивание телефонных переговоров и слежку за депутатом до снятия статуса неприкосновенности, а потом приобщают эти записи к материалам дела. Выступавший в Госдуме представитель Генпрокуратуры сам факт слежки отрицать не стал, но заявил: о том, что за продажей мандата стоит действующий депутат, спецслужбы не знали, было известно только, что за этим стояло «неизвестное лицо по имени Константин». Мол, слушали переговоры трёх соучастников сделки — и все, кто звонил, попадали в запись.

Однако суд вправе приобщать к делу только те телефонные разговоры, которые были записаны после принятия судебного решения о прослушивании переговоров. В тех случаях, когда речь идёт о каких-то проступках или нарушениях закона (разумеется, если это не убийство, изнасилование, разбой, торговля наркотиками и т. п.), судебное разбирательство должно быть отложено до окончания депутатского срока и действия иммунитета. А уже потом при необходимости можно и возбуждать соответствующее дело. И у меня к следственным органам встречный вопрос. Может, у спецслужб в работе и другие дела, где депутаты проходят под кодовыми кличками без указания их статуса?

– Тогда встречный вопрос к вам. Как вы относитесь к лоббизму в Госдуме? К тому, что депутаты пробивают чьи-то экономические интересы?


– Лоббизм — не порок. Любой депутатский запрос, инициатива — это лоббирование чьих-то интересов, групп населения, отраслей, компаний. И любой закон тоже. Здесь бывает очень сложно разделить приоритеты. Всегда можно сказать — данный закон проводится в пользу тех или иных лиц. Сталкиваются интересы правительства и, например, производителей пива, вина, крепкого алкоголя. Они же все на одном рынке. Если обвинять всех депутатов в лоббизме, ни один закон в Думе обсуждаться не сможет, поскольку он всегда завязан на чью-то конкретную выгоду.

– Вас обвиняют в лоббизме в пользу табачных компаний. Перед вторым чтением антитабачного законопроекта вы внесли целый пакет поправок в их пользу. Хотя сами вроде бы не курите?

– Курильщиком я никогда не был. Ярый противник курения, в том числе на турнирах. Но с 7 лет имел дело с курильщиками, сталеварами завода в Златоусте, где начинал играть в шахматы. И понимаю, что сегодня, пока в России до 40 % курящего населения, одним запретом людей от этого не отвадить. Многие просто больны курением. Их надо понять. Например, вы вписываете в закон запрет курить на перронах и в поездах дальнего следования. А что делать тем, кто едет от Москвы до Владивостока? Ну, не помирать же в вагоне.

На рыболовных судах и сухогрузах та же история. Судно идёт из Новороссийска в Сингапур, не заходя в порты, курят почти все члены экипажа. Люди должны весь рейс мучиться? Сталевар — что, он от мартена или от домны побежит перекурить на улицу? Зимой? От горячего стана? Эти нормативы, кроме того, что крайне трудны к исполнению, ещё и нарушают права человека.

Наверно, мы придём к тому, что запретим курить в ресторанах, кафе, столовых. Но сегодня, пока в России до 40 % курящего населения, должны быть залы или места для курящих — скажем, несколько столиков в отдельном месте. Хотя сам я в любой стране ухожу в зал для некурящих…

– Недавно ваш соперник по шахматным турнирам Гарри Каспаров переехал в США, мотивируя это своим намерением бороться за пост президента ФИДЕ в 2014 г. А в России, мол, ему перекрыли бы кислород. Вы считаете, он поступил правильно?

– У Гарри Кимовича, как я понимаю, были свои резоны и опасения. Он решил, что ему будет удобнее вести эту борьбу вне пределов России, поскольку ясно, что Российская шахматная федерация и Россия как государство его не поддержат. Что остаётся? Вот он и уехал. Для меня странно прозвучало его стремление стать гражданином Латвии. Наверно, у него больше шансов стать гражданином США. Но это уже его выбор. Он даже на время оставил политику, так как хочет сконцентрироваться на Международной шахматной федерации. Он был в курсе, насколько бесцеремонно обращались со мной 3 года назад, когда я боролся за тот же пост с Илюмжиновым, — и сделал для себя выводы. Если уж тогда так жёстко прессинговали меня, то с ним могли бы обращаться и похуже.

– В 2007 г. вы благородно пришли навестить Каспарова в камеру, где он сидел под арестом после участия в «марше несогласных»…

– Да, он находился в здании ГУВД на Петровке, 38. Там, внутри, есть следственный изолятор. Но до Каспарова не допустили тогда ни меня, ни депутата Госдумы Владимира Рыжкова-младшего, с которым мы пришли. Причём меня даже не пропустили в здание Управления внутренних дел. Заявили: «Депутату можно, а у вас нет права заходить». Хотя я бывал там с давних пор многократно. Но высшее руководство мгновенно испарилось, и в течение полутора часов, что мы ждали, ни одного генерала так и не появилось. Потом ко мне вышел полковник и сказал: «Это решение не моего уровня. А генералов найти мы сейчас не можем…» То есть на то время Москва оказалась вообще без полицейских генералов.

– В 2010 г. на выборах президента ФИДЕ Каспаров, в свою очередь, стал вашим помощником. Очевидно, в последние годы у вас сложилось что-то вроде дружбы?

– Дружеских отношений нет, но взаимное уважение было всегда. Другое дело, что оно отягощалось конфликтами, либо прямыми, либо затеянными окружением. Когда люди бьются за высочайшие позиции в мире, неважно, в шахматах или где-то ещё, у них неизбежно возникают и взаимные разборки… Когда Каспаров ушёл из спортивной борьбы, то и противостояния между нами уже не стало. То, что сегодня происходит в шахматном мире, мы оцениваем одинаково. И он, и я страдаем сами, страдают наши интересы — от того, что обесценилось звание чемпиона мира, придумали легковесные формы борьбы за этот титул и проскакивают случайные результаты.

– Вы хотели бы, чтобы президентом ФИДЕ стал Каспаров?

– ФИДЕ в нынешнем виде — как Россия с проблемами коррупции. Команда, которая ей руководит, уже застоялась и должна быть заменена. Но сам Гарри Кимович в качестве единственного руководителя — не знаю. Хотя он утверждает, что он демократ, но, вообще-то, он диктатор. Во всём, в том числе и в принятии решений. Я видел, как в конце 80-х он руководил Российской ассоциацией гроссмейстеров, которая распалась в самое короткое время именно из-за его авторитаризма. Конфликт у нас в то время возник сразу же, потому что Каспаров не разделял своих заявлений как чемпиона мира и как руководителя ассоциации. Коллеги, руководители Международной ассоциации гроссмейстеров, неоднократно просили его: «Когда вы даёте интервью, вы должны различать, где ваша личная позиция. А где вы выступаете как глава организации». Но ему было выгодно мешать всё в одну кучу.

– А вы сами как руководите людьми?

– По крайней мере, я умею выслушивать людей и делать из этого выводы. Другое дело, что в определённые моменты надо принимать решения самому. Но я никогда не шёл против большинства и находил возможности консенсуса, учитывая противоположные точки зрения.

– Каспаров непримиримо критикует «полицейскую диктатуру» российской власти, «кровавый режим» и т. п. Какие из его убеждений вы разделяете?

– У нас есть коренное различие. Гарри Кимович — апологет американского образа жизни и тамошней демократии. А я — нет. Эта демократия стала возможной только там, поскольку для неё создались особые условия. За границами США она нежизнеспособна. Я хорошо знаю Америку: почётный гражданин двух её городов, почётный Техасец, мои шахматные школы открыты в Чикаго и Канзасе. Туда неплохо приезжать работать, но жить там я бы не захотел. «Напрягают» совершенно не свойственные русским людские отношения. И я понимаю, что их образ жизни, может, хоть как-то и приживётся у нас, только если его упорно внедрять, вбивать в гены и психологию людей на протяжении столетий.

– Вы не раз говорили, что Гарри Кимович, несмотря на его недостатки, гениальный ум и интеллект эпохи. Если Россию покидают такие люди, может, в стране действительно что-то сильно неладно?


– Неладное началось во времена Горбачёва, когда Россию стали покидать мыслящие люди, интеллектуалы. И до сих пор мы несём колоссальные потери — теряем и «мозги», и людей. А кроме того, и ресурсы, поскольку затрачиваем немалые силы, чтобы вырастить из молодёжи специалистов. А их переманивают за рубеж ещё в вузах. Надо защищаться. Но не репрессиями, не запретами, а достойными условиями труда в России. Это самая демократичная и правильная форма защиты.

Сохраняется и угроза для нормального бизнеса: предпринимателей отпугивает и отторгает от собственной страны необузданность интересов силовых ведомств, особенно в регионах, их желание поучаствовать, захватить долю или полностью созданный бизнес. В результате мы теряем и бизнес-элиту тоже. Где эти люди сегодня? У наших стран-конкурентов. В Париже уже больше ста тысяч российских граждан. В Лондоне после коренных англичан самая крупная диаспора — россияне. Эти люди работают в интересах Запада, а не на благо своей страны. Из-за одних только завышенных страховых взносов для малого и среднего бизнеса всего за 5 месяцев страна потеряла больше 1 млн индивидуальных предпринимателей и юрлиц. Недавно позицию правительства в этом удалось откорректировать — Президент РФ подписал закон о снижении ставки. Надолго ли?

– А может, страну сейчас разрушает оппозиция, «агенты влияния»? Как вам понятие «пятая колонна»?

– С этим понятием надо обращаться осторожно. Под «пятую колонну» можно загнать и тех, кто с самыми добрыми помыслами критикует существующие порядки. Можно жаловаться, говорить, что кто-то раскачивает лодку и создаёт протестную обстановку в стране. А можно просто крепче держать вёсла.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#51 : 23.12.2013 17:56
Никита Витюгов: Блиц — это прелесть! Элемент игры, азарта…
18 декабря 2013

Питерский гроссмейстер надеется на то, что наступающий год Деревянной Лошади станет хорошим для шахмат


Накануне 60-го вечёркинского чемпионата по блицу корреспондент «ВП» побеседовал с одним из героев питерских шахмат — Никита ВИТЮГОВ несколько лет назад выигрывал турнир на призы «Вечёрки», а в этом году завоевал золото на командном чемпионате мира в Турции, в составе сборной России.

— Никита, блиц «Вечёрки», можно считать, завершает год в питерских шахматах. Лично для вас получился хороший сезон: золото командного чемпионата мира, бронза на Суперфинале чемпионата России…
— Безусловно, уходящий год сложился для меня весьма удачно. В январе я выиграл сильный турнир в Гибралтаре, возможно, сильнейший открытый турнир в мире. Затем принял участие в Мемориале Алёхина, получив интересный опыт на самом высоком уровне. Ну а финальный аккорд прозвучал в Турции, на очень важном для меня командном чемпионате мира.

— Победа на командном чемпионате свидетельствует о том, что российская шахматная школа вернула себе мировое господство?
— Многие «эксперты» склонны бросаться в крайность. Но смотрите: за несколько дней до командного чемпионата мира сборная России на командном чемпионате Европы заняла третье место. А могло быть и хуже. И после этого турнира многие на континенте поспешили заявить, что Россия в шахматах окончательно сдает свои позиции. А теперь, получается, мы вернулись на прежние господствующие позиции? Нет — наша команда была и остается одним из главных фаворитов на любом командном чемпионате. Но уже давно в мировых шахматах не доминирует безоговорочно. От нас постоянно ждут побед. Но невозможно в спорте выигрывать постоянно. Мы находимся под серьезным давлением, которое во многом, на мой взгляд, создается искусственно.

— Выделите партии на командном чемпионате мира…
— Всегда важна первая победа. А на командном чемпионате мира свою первую победу я одержал над лидером сборной Германии Аркадием Найдичем. Причем интересно, что, по непонятным причинам, многие команды, в частности, Германия, Египет и Китай, применили оригинальную рассадку — у них безусловно сильнейший игрок сидел за четвертой доской. После этой партии играть стало полегче.

— На днях Анастасия Боднарук выиграла Кубок России. Оцените положение дел в питерских шахматах...

— Конечно, питерская шахматная школа остается одной из сильнейших в России. Правда, есть своя специфика: многие люди, которые ныне представляют Москву, просто перебрались туда из других городов. Это нормально. Зато подавляющее число невских игроков — собственные воспитанники. И это говорит о многом.

— Ну а достаточно ли в городе проводится турниров?
— Всегда хочется большего. И турниров крупных в Северной столице требуется больше. У нас есть ряд сильных открытых турниров, как Мемориал Чигорина. Но открытые турниры имеют свою специфику — большую часть партий приходится играть против соперников, которые значительно уступают в рейтинге и в мастерстве. А это уже несколько другие шахматы. Пока в Питере я играю максимум один турнир в году, и то не каждый сезон. А городу нужны «международники», которые могли бы стать его лицом — как Мемориал Александра Алёхина.

— Кто из питерских шахматистов сможет в скором будущем бросить вызов новому чемпиону мира по классическим шахматам норвежцу Магнусу Карлсену?
— Ближайшая возможность будет у Петра Свидлера, который примет участие в турнире претендентов в Ханты-Мансийске. Если победит, то мы увидим его матч с Карлсеном.

— Вас привел в шахматы ваш дедушка-перворазрядник. А знаменитый питерский гроссмейстер Марк Тайманов нынче в основном играет в шахматы со своим девятилетним сыном. Неужели шахматистами теперь становятся только благодаря тому, что кто-то из родственников знает толк в этой игре?
— Дело не в наследственности: просто дед помогал разбираться в нюансах игры и водил на занятия. А то, что меньше стало наших земляков, которые приходят в шахматы, так это потому, что время изменилось: у ребят больше возможностей. Я-то серьезно приобщился к спорту 20 с лишним лет назад — тогда шахматы еще считались очень престижным занятием, сказывалось наследие Советского Союза, в городе хватало тренеров. Нынче непросто стало мотивировать детей серьезно думать, размышлять, а не сидеть и нажимать на кнопки. Но шахматы рождают интеллектуальную элиту, развивают много важных качеств. Они очень полезны!

— Вы хорошо играете и партии с классическим контролем времени, и пятиминутки. В чем особенности молниеносных шахмат?

— Разница очевидна: во времени. Наверное, мне ближе «классика» или рапид — быстрые шахматы. Блиц тоже интересен, но, к сожалению, в мире проводится не так много хороших турниров по этой разновидности шахмат. В блице своя прелесть — элемент игры, азарта. За один день играешь партий двадцать: впечатления меняются. Да, это очень интересная игра. Но другая.

— Впереди — год Лошади, к тому же Деревянной. А конь — он все-таки фигура в шахматах. Считаете, новый сезон окажется позитивным для вас и для питерских шахмат?

— Я же не ждал в прошлом году, что нынешний окажется для меня столь успешным. Наверное, ради больших успехов нужно хорошенько отдохнуть и настроиться на выступления. А что касается Лошади, конечно, мне нравятся эти животные, и конь — это тоже фигура.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#52 : 23.12.2013 18:00
Анастасия Боднарук: Моя главная задача – попасть в сборную
18 декабря 2013

Обладательница Кубка России ответила на вопросы Этери Кублашвили

- Настя, поздравляю с победой! Как складывался для тебя турнир?

- Спасибо. Конечно же, в целом турнир сложился для меня удачно. Все матчи я выиграла со счетом 1,5:0,5, но все встречи были достаточно сложные, протекали в упорной борьбе. Особенно непростым был финальный матч, где мне просто повезло, потому что я неудачно разыграла дебют белыми, всё забыла, получила хуже, практически проиграно. В какой-то момент соперница дважды грубо зевнула, благодаря чему мне удалось победить и выиграть матч.

- А что можешь сказать про два других матча?

- С Хличковой я выиграла первую партию, а во второй стояла подозрительно, но это могло лишь грозить тай-брейком. С Дашей Чарочкиной мы первую партию сыграли вничью, а вторая была боевая. Там я выиграла, хотя шансы на победу в ней были не так высоки. Но и проиграть, вроде бы, нигде не рисковала.

- Как тебе играется в нокаутах?

- В нокауте всегда появляется дополнительное напряжение, потому что в обычном турнире ты понимаешь: если в одной партии что-то не сложится, то есть еще и другие. В нокауте же второго шанса может уже и не быть.

По олимпийской системе я обычно играю в Кубках России и чемпионатах мира среди женщин. Если в Кубке я побеждаю уже второй раз, то на чемпионате мира быстро вылетела. Поэтому, надо сказать, эти турниры складываются по-разному.

- С кем ты сейчас занимаешься? Кто здесь помогал?

- Я сейчас занимаюсь с Андреем Михайловичем Лукиным, очень благодарна ему за помощь на этом турнире. Его здесь не было, но он ежедневно помогал мне по интернету. Также хочу выразить благодарность своим родителям, которые меня ежедневно поддерживали.

- Чем занимаешься кроме шахмат, в «обычной жизни»?

- «Обычная жизнь» – это и есть шахматы. Еще я учусь на пятом курсе Университета физической культуры. Как раз сейчас идет сессия, поэтому я возвращаюсь и сразу бегу в Университет. Одним словом, учеба и шахматы, свободного времени нет.

- То есть, времени на какие-нибудь хобби не остается?

- Я люблю читать, но времени мало на это. Обычно читаю летом. То же самое и со спортом: я люблю спорт, но если успеваю, то только плавать. Летом с удовольствием бегаю. Кино можно посмотреть в качестве релаксации после тяжелой партии.

- Книги не берешь на турниры?

- Сюда взяла электронную книгу. Почитывала перед сном Хемингуэя. Но основной упор в чтении на лето.

- Трудна ли жизнь профессиональной шахматистки в России?

- Я думаю, что как раз Российская Федерация – это одно из самых благоприятных мест для занятий шахматами, потому что шахматистов хорошо поддерживают. Но при этом у нас очень серьезная конкуренция, может быть, даже сильнее, чем в Китае. Поэтому получается палка о двух концах. Но при этом я уверена, что именно в России шахматами заниматься выгодно.

- Какова твоя основная спортивная цель?

- Моя главная задача – попасть в сборную. В следующем году состоится Олимпиада, и я буду изо всех сил стараться показать более высокое качество игры, чтобы быть достойной места в сборной.

- Увеличишь количество турниров?

- Я буду играть те же турниры, в каких обычно участвую, просто буду стараться сильнее играть. Я редко участвую в турнирах, скажем так, не основных. Следующий мой турнир – это Moscow Open. Обычно я выступаю на клубном чемпионате России, на чемпионате Европы среди женщин. Получается, что я участвую в главных календарных турнирах.

- В мужских турнирах случается играть?

- Конечно, например, в Мемориале Чигорина. Я очень люблю играть в смешанных соревнованиях, иногда я там удачно выступаю, надо признать. С мужчинами, которые сильнее тебя, играть всегда интересно, это приносит пользу для роста.

- В Санкт-Петербурге наблюдается рост популярности шахмат?

- У нас наблюдается бум в мужских шахматах, потому что ведущие петербургские шахматисты показывают выдающиеся результаты. Всех даже трудно перечислить: Петр Свидлер, Никита Витюгов, Максим Матлаков и другие. Мужская команда очень достойно играет. А вот с женскими шахматами у нас очень напряженно, они сейчас не в лучшем состоянии. Потихоньку разваливается вторая женская команда. Не знаю, может быть, есть какой-то прогресс в детских шахматах.

- Переезжать не планируешь?

- Нет, пока меня всё устраивает в Петербурге. Конечно, погода не самая лучшая (смеется).

- Город поддерживает свою сильнейшую шахматистку?

- В принципе, да, поддержку я получаю, но могла бы рассчитывать на что-либо большее. Иногда приходится со скрипом всего добиваться. Опять же, женской команды нет, хотя она раньше показывала высокие результаты. Есть надежда, что раз ее нет уже два года, то, может быть, пора ее восстановить. Конечно, я бы очень этого хотела.

- В заключение расскажи, как планируешь отмечать победу.

- Я хочу отпраздновать ее вместе с семьей накануне Нового года, потому что по возвращении мне надо какое-то время посвятить учебе. Так что, я думаю, просто совмещу празднование победы и Нового года.

- Спасибо за беседу, удачи!

- Спасибо.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#53 : 23.12.2013 18:04
Олег СКВОРЦОВ: «МНЕ НРАВИТСЯ, КОГДА ШАХМАТИСТЫ ТВОРЯТ ЗА ДОСКОЙ»
18 декабря 2013

– Олег, в середине 90-х вы практически перестали играть в шахматы. Как и почему снова возник к ним интерес?

– Наверное, в первую очередь повлияло то, что в 2011 году мы познакомились с Крамником; это и произвело определенный эффект. Потому что большого интереса к шахматам у меня не было, все мысли занимали другие занятия – исторические проекты, разные виды бизнеса. Шахматы потеряли для меня значительную часть своей привлекательности в конце 90-х, когда всё было как-то туманно и непонятно: одно разрушилось, появилось что-то новое. Нокаут-турниры, какие-то неизвестные люди, каждый год новые чемпионы мира… На меня лично все эти процессы произвели негативное впечатление, стало неинтересно за этим следить.

Следующий фактор – появление мощных компьютеров привело к тому, что шахматы утратили большую часть своей таинственности. Они стали доступны всем, человек за 10 минут может понять то, в чем он раньше разбирался бы всю жизнь. Взять, например, знаменитый вариант отравленной пешки в системе Найдорфа: сколько мы его изучали в школьные годы! Основной ход – Qd2, а можно передвинуть ферзя на клетку дальше – Qd3, и это совсем другой мир, другие идеи! А сейчас всё настолько просчитано, что это убивает волшебство и таинственность этой игры. Остается только надеяться, что какие-то позиции пока недоступны компьютеру; например, волжский гамбит, который я люблю играть. Это своего рода ловушка для тех, кто слепо доверяет компьютеру. Есть еще темные углы в шахматной комнате, которые компьютер пока не осветил, но боюсь, что их остается всё меньше и меньше.

– Как идет процесс поиска новых дебютных идей?


– Предположим, меня заинтересовала какая-то позиция. Если у меня есть свободное время, то могу на нее посмотреть, скажем, в iPad, когда еду в машине. Возвращаясь вечером домой, начинаю анализировать уже за доской. Естественно, я смотрю в компьютере, известен ли такой ход, часто ли он встречается. Но даже если компьютер дает неблагоприятную для меня оценку, я не брошу анализ, а буду смотреть дальше. Ведь редкая линия может иметь практический смысл в игре с супергроссмейстером. Повторю: мне хочется играть нестандартные партии; нет смысла проводить время за доской, шлепая 20 ходов по теории. А некоторые позиции вызывают у меня отвращение.

– Какие именно?

– Банальные, избитые позиции. Гроссмейстер А. Девяткин даже писал: «Когда я вижу на доске 1.е4 с5, мне хочется сдаться». Конечно, это преувеличение, но когда я вижу некоторые позиции, мне просто хочется уйти из-за шахматного стола! Зачем их играть? Это просто потеря чужого и своего времени!

– Олег, вы играете только товарищеские партии. Нет желания включиться в турнирную борьбу, набрать рейтинг?


– Я думал над этим, но пока такого желания нет. Для этого мне нужно в течение одной-двух недель играть в шахматы, бросить свой бизнес, перестать отвечать на звонки и смс. У меня нет столько свободного времени! Даже на отдыхе я должен периодически работать; вовлеченность в бизнес-процесс не позволяет всё бросить и только играть в шахматы.

Кроме того, не вижу для себя никакого смысла в рейтинге. Я же не борюсь за призы, за очки! Мне просто интересно создавать красивые партии. Если гроссмейстерам тоже интересно, – а у нас почти всегда получаются захватывающие битвы, – то и слава богу! В наших партиях часто рождаются новые дебютные идеи. Большинство партий не опубликовано, а в них уже – десятки новинок.

– За короткое время вы познакомились с большим количеством шахматистов, тренеров, журналистов, организаторов, менеджеров... Какое впечатление производит шахматный мир, люди шахмат?

– Дам политкорректный ответ: противоречивое впечатление! Не хотел бы пока вдаваться в подробности, могу только сказать, что шахматам не хватает ярких личностей, какие были раньше. Потенциальных спонсоров не всегда привлекает существующий сейчас образ шахматиста. Нужно больше реальных звезд! А их мало; искусственно создать звезды очень сложно. Если удастся открыть новые шахматные звезды, то это послужит колоссальной популяризации игры. Думаю, сейчас количество реальных шахматных болельщиков преувеличено. Кирсан Илюмжинов говорит – сотни миллионов, но я в это не верю; полагаю, что это несколько десятков миллионов. Также надо понимать разницу между теми, кто погружен в шахматы, и теми, кто просто узнает результаты партий, не интересуясь их реальным содержанием. 

– Олег, с какими шахматистами вам интересно общаться, с кем нашли общие интересы вне шахмат?

– Интересно общаться с Владимиром Крамником – он человек широкого кругозора, специалист в разных вопросах. Прекрасно разбирается в истории и политике, в культуре и искусстве. Мы можем обсудить также множество тем, связывающих Париж и Москву. Я очень люблю столицу Франции, бывал там десятки раз. Всегда интересно общаться с Левоном Ароняном, с Борисом Гельфандом. Сложнее с молодыми шахматистами, сказывается большая разница в возрасте – 20 лет. Тем не менее, мы тоже находим общий язык – обсуждаем какие-то культурные и спортивные события, фильмы, выставки и т.п.

В принципе, все шахматисты – люди своеобразные и по-своему интересные. Каждый из них личность; многие из них имеют увлечения. Самый спортивный – Магнус Карлсен: он играет в футбол и теннис, у него неплохо получается. Кстати, он играет ракеткой, которую мы с женой подарили ему в прошлом году.


– Олег, знаю, что вы серьезно увлекаетесь еще и теннисом. Кто ваши соперники на корте?


– Да, я играю каждые выходные, иногда два раза в неделю. Соперники – серьезные молодые теннисисты, многие из них до сих пор выступают в АТП-туре, или же те, кто недавно закончил профессиональную карьеру. Мы играем по три-четыре сета, моя задача – выиграть хотя бы один гейм.

– Удается?

– Да, иногда удается. И не один!

– С кем-то из шахматистов играли в теннис?

– Еще нет, но планирую. Не буду пока называть фамилию.

– А с кем-нибудь из теннисистов – в шахматы?

– Играл с одним известным теннисистом, легко выиграл в 15 ходов.

– За какими шахматными соревнованиями следите, что вас интересует?

– Меня привлекают, в основном, классические партии и в определенной степени – рапид. Неизгладимое впечатление произвел турнир претендентов в Лондоне. А вот Кубок мира не слишком впечатлил. От многих игроков мне доводилось слышать, что турнир был плохо организован. Хотя, конечно, игра Крамника порадовала! Я внимательно следил за его выступлением и поздравил Владимира с победой. Но я не согласен с прозвучавшим мнением, что это лучший турнир в его карьере за последние годы. Крамник неоднократно выигрывал супертурниры в Дортмунде и Мемориалы Таля, которые по составу были значительно сильнее. По большому счету, в Тромсе он не встретился ни с кем из серьезных соперников. Владимир просто подтвердил свою силу. Но если посчитать средний рейтинг его противников, то какая получится категория? 16-я, максимум 17-я? В принципе, как мне кажется, на такой турнир Крамник отказался бы ехать; тем более, жить в весьма скромных условиях и каждый раз искать, где можно нормально поесть.

– Какое впечатление произвел на вас матч Ананд – Карлсен?

– Мы с женой были приглашены в Ченнай индийскими организаторами и лично Виши Анандом. С удовольствием приняли приглашение и прилетели на четыре дня – присутствовали на церемонии открытия и на первой партии. Считаю, матч был организован блестяще. Ананд в Индии – герой национального масштаба. Мы вместе выходили со стадиона после открытия, и люди буквально кидались к нему, чтобы взять автограф, сфотографироваться, пожать руку или хотя бы просто дотронуться до него. Охрана с трудом сдерживала его поклонников.

Само открытие происходило на стадионе, вмещающем примерно 8 тысяч зрителей. Трибуны были заполнены до отказа! Организация матча была шикарной, прием фантастическим. Индийская сторона приложила все усилия, чтобы поединок за корону прошел на высшем уровне. Большую роль в успешном проведении сыграла Аруна Ананд – ей пришлось решать множество оргвопросов.

– Удалось ли пообщаться с Анандом? Выглядел ли он собранным, высокомотивированным?

– Мы прилетели за день до открытия, но Ананда увидели только на торжественной церемонии. Это вполне естественно, ведь он до последнего момента готовился, находясь на своем этаже гостиницы, под охраной. А пообщаться удалось после первой партии, которая завершилась довольно быстро. Ананд легко сделал черными ничью, и вообще начало матча не предвещало для него столь печального финала. В тот момент Виши производил впечатление собранного, уверенного в себе человека. Дальнейшие события я наблюдал уже из Москвы и из Западной Европы, куда мне приходилось летать по делам.

Расскажу еще о том, что меня поразило. Перед началом матча Ананд и Карлсен осматривали место для игры, выбирали стол и кресла. И тут выяснилось, что они будут играть теми же фигурами, что и на последнем турнире претендентов в Лондоне. Этот комплект – чуть ли не единственное, что удалось сделать компании «Агон» для шахматного мира. По мнению многих участников лондонского турнира, это неудачные шахматные фигуры. Там вытянутые слоны и пешки, и вообще фигуры чем-то напоминают некоторых героев «Звездных войн». Играть ими неудобно, особенно в цейтноте. Более того, мне показалось, что Ананд никогда не играл этими шахматами. Тогда как Карлсен, судя по его фотографиям в Твиттере и на Фейсбуке, тренировался только на таких шахматах. Не стану утверждать, что это обстоятельство как-то повлияло на исход матча, хотя в важном деле не бывает мелочей! Если вы станете играть в теннис не любимой оранжевой ракеткой, а желтой, то вам, наверное, будет неприятно. Или же ее вес будет отличаться хотя бы на 5-10 граммов от того, к какому вы привыкли. Возможно, тут имел место недосмотр со стороны помощников Ананда. Однако фигуры в последний момент менять не стали.

А всё остальное, на мой взгляд, было на высшем уровне. Шикарный отель, фешенебельные рестораны, хорошие шеф-повара. Атмосфера на матче была вполне доброжелательной, не ощущалось никакого жесткого противостояния: члены двух разных команд обедали в одном и том же ресторане, здоровались друг с другом и т.п.

– Почему, на ваш взгляд, Ананд проиграл?

– Об этом уже столько сказано, что повторяться не стоит. Те шансы, которые у него были, Ананд не использовал, и в чисто шахматном плане, скорее всего, играл не на своей территории. Переломным моментом матча стала, на мой взгляд, третья партия, когда Виши перехватил черными инициативу и мог атаковать пешку f2, а вместо этого нацелился на пешку b2. Ему следовало играть на выигрыш, а он предпочел сделать ничью.

– Как появилась идея провести матч между Алексеем Шировым и Даниилом Дубовым?

– Примерно так же, как появилась идея организовать матч Владимира Крамника с Левоном Ароняном. Я периодически занимаюсь с Сергеем Шиповым и иногда играю тренировочные партии с Даниилом Дубовым. Во время одной из тренировочных сессий зашла речь о том, что сейчас многим гроссмейстерам среднего уровня, в том числе и молодым, негде играть – для них проводится очень мало серьезных турниров. В такую ситуацию попал и Дубов. И мне пришла в голову идея, что он может сыграть матч с известным гроссмейстером, имеющим серьезную репутацию и большой творческий потенциал. Я сказал, что готов оплатить приезд такого гроссмейстера в Москву и обеспечить финансовую сторону матча. И предложил Шипову с Дубовым найти достойного соперника. В числе возможных кандидатов я назвал Алексея Широва, Найджела Шорта и Юдит Полгар.

Переговоры с Шировым прошли очень быстро, Алексей согласился с предложенными сроками (это имело для меня значение, поскольку я часто уезжаю из Москвы). В течение двух-трех недель мы решили все вопросы. Случилась, правда, заминка с обсуждением дополнительных блиц-партий, но в итоге Алексей согласился, что в случае ничьей будут играться две партии в блиц. Независимо от того, будет ли ничья зафиксирована на первом ходу или на сто первом. Мы выбрали контроль ФИДЕ, чтобы матч получился более динамичным, и думаю, что не ошиблись. Считаю дополнительные блиц-партии полезным и нужным экспериментом. В будущем мы всё равно придем к тому или иному виду игры до победы одного из участников, потому что просто ничьи вряд ли могут устроить шахматных болельщиков и организаторов. Мне кажется, новая идея себя оправдала, ее следует развивать.

В любом случае, надо что-то пробовать. Экспериментируем мы за свой счет, поэтому можем устанавливать те правила, которые считаем нужными. Вообще, я считаю, что будущее – за контролем час на 40 ходов и 15 минут до конца партии с возможными добавлениями. Получается нечто среднее между рапидом и классикой.

– Понравилась ли спортивная и творческая составляющая матча?

– Я шокирован результатом. Перед началом матча я считал, что он, скорее всего, завершится боевой ничьей с двумя или четырьмя результативными партиями. Ну, может быть, Широв за счет опыта выиграет «+1». Но вряд ли кто-то мог представить себе счет 5:1.

– Даниил выступил ниже своего уровня, или же Алексей блеснул?

– Считаю, что Дубов выступил ниже своего уровня, а Широв лучше, чем мы ожидали.

– При этом качество партий оказалось достаточно высоким?


– На многих сайтах – и российских, и западных – писали, что матч получился захватывающим.

– Какое впечатление произвел Алексей Широв при личном знакомстве?

– Мы сыграли с ним в выходной день две партии. Игра продолжалась почти 3,5 часа; первая партия закончилась победой Широва, во второй мне удалось сделать ничью. Алексей подарил мне книжку, изданную при его участии, о гроссмейстере Владимире Петрове. Шикарное издание, интересные материалы про малоизвестного для широкой публики шахматиста. С большим сожалением Широв констатировал, что у него нет экземпляра его книжки «Fire on the board». По мнению многих, это одна из лучших шахматных книг.

Широв произвел впечатление интересной личности. На мой взгляд, он теперь вернулся в большие шахматы.

– В целом, вы остались довольны этим матчем?

– Я доволен всем, кроме результата: считаю, что он не отражает реального соотношения сил. Прежде всего, мне хотелось помочь молодому российскому гроссмейстеру продвинуться вперед, сыграв матч с сильным соперником.

– Все-таки, он получил полезный урок…

– Вопрос в том, какие выводы сделает сам Даниил и его тренеры – Сергей Шипов и Василий Гагарин. Что он хочет дальше – заниматься шахматами или нет; это выбор Даниила и его семьи. Повторю, вышло не так, как мы надеялись, но в этом, может быть, есть высший смысл: неожиданный результат в данном случае может оказаться весьма полезным. Если Дубов хочет остаться в шахматах, то он, наверное, станет больше работать; либо он поймет, что должен идти другим путем. Тогда как ничейный результат мог не повлиять на принятие решения «по гамбургскому счету». Матч оказался очень жестким для Даниила, он очень выпукло обозначил все его проблемы. Играть в «вялотекущем» режиме ему теперь, наверное, будет очень сложно.

– Олег, вы часто устанавливаете творческие призы – на турнире в Биле, в матче Яна Непомнящего с Дмитрием Андрейкиным. Почему?

– Мне нравится, когда шахматисты творят, проявляют за доской свою фантазию, создают запоминающиеся партии, а не просто воспроизводят чужие ходы, вспоминают компьютерные анализы. Как один из ярких примеров творческой игры можно вспомнить третью партию матча Крамник – Аронян, где Левон предложил интуитивную жертву ферзя.

– На ваш взгляд, занимают ли шахматы в современном обществе то место, какое заслуживают? Достаточно ли интересно и подробно они освещаются в неспециализированных изданиях?

– Считаю, для пропаганды шахмат многое сделал Эспен Агдестейн, менеджер Магнуса Карлсена. У него очень грамотно, тонко и разумно построена пиар-кампания Магнуса. Для них основной рынок, безусловно, американский. Сняты неплохие фильмы, такие как «Моцарт шахмат» и «Последний большой титул» (перед матчем в Ченнае); они были показаны в США на одном из телеканалов. Посмотрев эти фильмы, я сказал Агдестейну, что это шикарная работа. Фильмы достаточно короткие, но производят сильное впечатление как на малознакомых с шахматами людей, так и на тех, кто основательно вовлечен в эту игру. Появление Магнуса на стадионе своей любимой команды «Реал» в Мадриде также говорит о многом. Это пример того, как создается бренд из шахматиста. Агдестейн проделал большую работу в этом направлении.

Что касается российских СМИ, то поворотным моментом, на мой взгляд, стало освещение турнира в Цюрихе 2013 года. О нем написали такие издания, как «Коммерсант» и «РБК», и это стало прорывом для шахмат. Спонсоры и организаторы остались довольны тем, как было сделано превью турнира и как он потом освещался.

Очередной турнир в Цюрихе начнется в конце января. Напомню, что средний рейтинг участников там выше 2800 – это сильнейший турнир в истории шахмат, и это будет первое выступление нового чемпиона мира после завоевания титула; как известно, он отказался от выступлений в Лондоне и Вейк-ан-Зее.

– С интересом будем следить за турниром! Олег, спасибо за беседу!

– Спасибо за хорошие вопросы!


KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#54 : 23.12.2013 18:07
Непомнящий и Андрейкин добились лучшего прогресса в 2013 году - Бареев
19 декабря 2013

МОСКВА, 19 дек - Р-Спорт, Олег Богатов. Российские шахматисты Ян Непомнящий, Дмитрий Андрейкин и Владимир Федосеев добились очень качественного прогресса в 2013 году, заявил агентству "Р-Спорт" главный тренер сборных России, международный гроссмейстер Евгений Бареев.

Непомнящий стал серебряным призером чемпионата России, только в дополнительном матче уступив Петру Свидлеру. Россиянин также успешно выступил в составе сборной России на чемпионате мира, принеся победы в ключевых встречах. Андрейкин занял второе место на Кубке мира, а юный Федосеев выиграл несколько престижных международных титулов на юношеском уровне.

"Трудно кого-то назвать открытием года, потому что всех наших лучших и перспективных шахматистов я хорошо знаю, - сказал по телефону Бареев. - Я могу говорить лишь о прогрессе за год. И хочу сразу подчеркнуть - мы не говорим о таких известных шахматистах как Владимир Крамник, Сергей Карякин, Александр Грищук и Петр Свидлер - они стабильно показывают игру высокого уровня. А из молодых спортсменов я бы отметил Яна Непомнящего, Владимира Федосеева и Дмитрия Андрейкина".

Собеседник агентства добавил, что вышеназванные игроки "в нынешнем году очень хорошо реализовали свой потенциал".

"Может быть, Федосеев не очень хорошо известен широкому кругу любителей шахмат, - отметил гроссмейстер. - Но он еще совсем молодой игрок, и в то же время он очень успешно выступил на своем, по возрасту, уровню. И будет интересно понаблюдать, как он проявит себя во взрослых шахматах. А из юных шахматисток я могу выделить 15-летнюю Александру Горячкину, которая выиграла первенство мира среди девушек до 20 лет. И ее включение в состав женской сборной России, завоевавшей серебряные медали на чемпионате Европы, было совершенно оправданно".

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#55 : 23.12.2013 18:08
Александр ХАЛИФМАН: «Не считаю, что сделано что-то серьезное, у азербайджанских шахматистов много проблем»
20 декабря 2013

Экс-чемпион мира ФИДЕ по шахматам Александр Халифман стал одним из героев недавних командных соревнований в Варшаве (чемпионат Европы) и Анталии (чемпионат мира). Несмотря на то, что деятельность Александра Халифмана была несколько скрыта от посторонних глаз, роль российского специалиста в победе мужской сборной Азербайджана на континентальном первенстве в Польше достаточно велика. К тому же для Халифмана это был первый турнир в качестве капитана национальной команды и уже в своем дебютном турнире его подопечные добились впечатляющего результата.

В беседе с корреспондентом «Эхо» Александр Халифман обсудил последние командные соревнования с участием сборной Азербайджана (напомним, что на командном мировом первенстве наша команда играла без лидеров Раджабова и Мамедъярова), а также рассказал о тех проблемах, которые стоят перед лидерами сборной и шахматистами второго звена национальной команды.

- В своем первом же турнире в качестве капитана сборной Азербайджана вы привели своих подопечных к званию чемпиона. Каков ваш секрет успеха?

- Конечно же, в Польше все ребята были большими молодцами, моя же задача заключалась в том, чтобы ничего не испортить (улыбается). Но замечу, что до континентального первенства была проделана определенная подготовка, поэтому нельзя сказать, что я их впервые увидел в Варшаве и именно тогда начали работать. То есть хочу сказать, что победе на чемпионате Европы предшествовала определенная и немалая работа.

- Интересно, что в победном для нас чемпионате Европы ни один из азербайджанских гроссмейстеров не показал какой-либо выдающейся игры. Все сыграли ровно, и этого хватило для итоговой победы.

- В первую очередь, надо отметить, что никто из ребят не провалился, что в командных соревнованиях очень важно. Также стоит отметить, что у Гадира Гусейнова была ударная стартовая часть чемпионата Европы, а на финише здорово играл Рауф Мамедов. То есть, если говорить в целом, то ни у кого из них не было выдающегося успеха, но очень уверенная игра Гадира на старте и Рауфа на финише – две важнейшие составляющие нашего варшавского успеха. Так что секрет успеха в командных соревнованиях заключается в том, чтобы никто не проваливался, а также в хорошей атмосфере внутри коллектива.

- Какие главные задачи стояли перед вами, когда вы только возглавили сборную Азербайджана?

- На самом деле, я не считаю, что сделано что-то серьезное. Работа продолжается, так как есть довольно много проблем. В частности, если говорить о втором звене сборной, в том числе о Рауфе Мамедове, Эльтадже Сафарли, Гадире Гусейнове, а также о ребятах, с которыми мы ездили в Анталию, то у них есть определенные системные пробелы, над устранением которых необходимо работать. Определенно можно сказать, что ребята могут играть против самых сильных шахматистов, что Рауф Мамедов доказал на командном чемпионате мира в Турции, когда он подряд играл три партии со вторым, третьим и четвертым номерами (Рауф сыграл вничью с Левоном Ароняном, Владимиром Крамником и Хикару Накамурой) мирового рейтинг-листа и смотрелся в этих партиях очень достойно. Но для того, чтобы это не было разовое событие, а постоянное, нужна серьезная системная работа, потому, что определенные компоненты игры у них находятся не на элитном уровне. Хотя это же является лишним основанием для оптимизма, так как если работу провести, как следует, то у них есть возможность серьезно усилиться. Прежде всего, я говорю о Рауфе Мамедове и Эльтадже Сафарли.

- Кстати, не впервые замечаю, если с Рауфом и Эльтаджем ведется какая-то работа, то у них происходит некий всплеск положительных результатов. То есть, очевидно, что им не хватает подобная постоянная работа.


- Слово «постоянное» в данном случае очень хорошее. Нельзя довольствоваться одними всплесками, так как спустя полгода все возвращается обратно. Нужна постоянная системная работа и думаю, что у ребят есть все основания выйти на уровень 2700. По крайне мере в данном направлении будем работать.

- Кстати, если заострить внимание на командном чемпионате мира в Анталии, то казалось, что представители элиты очень уж стремились обыграть Рауфа Мамедова. К примеру, можно вспомнить партии Рауфа против Ароняна и Накамуры, которые продолжались более 100 ходов. Сложилось такое впечатление, что элитные шахматисты не по считали его за своего и пытались во чтобы то ни стало обыграть.


- А с чего они должны считать его за своего, если у них разница в рейтинге составляет под 150 пунктов? Никто и не думал, что они посчитают Рауфа Мамедова за своего и понятно, почему они старались его выиграть. Не то, чтобы стремились обыграть именно Рауфа, речь идет о шахматистах с гораздо меньшим рейтингом. По большей части элитным гроссмейстерам это удается сделать, но на этот раз в Анталии у них это сделать не получилось. И это является очередным основанием для оптимизма. Хотя, конечно же, еще рановато утверждать, что Рауф готов играть с элитой сколько угодно, но тот факт, что на ровном месте они его уже не могут обыграть, внушает уверенность и надежду.

- Вы выделили Рауфа Мамедова и Эльтаджа Сафарли, а что касается Гадира Гусейнова, Васифа Дурарбейли и других молодых шахматистов?

- Опять же, Гадиру мы все должны быть благодарны, так как во многом наш успех в Варшаве связан с его уверенной игрой на старте чемпионата Европы. Что касается его перспектив, то здесь, в первую очередь, он сам должен для себя что-то решить. Я был бы рад ошибаться, но мне кажется, что он, достигнув определенного уровня профессионализма, посчитал, что ему это достаточно. Если он будет стараться внести что-то новое в свою игру, развиваться как шахматист, то можно будет говорить и о его перспективах. Сейчас у него имеется определенный класс, он уверенно держит «хвост» сборной Азербайджана, но желания совершенствоваться я в нем пока не заметил. Тем не менее, будем работать, а там уже будет видно.

Что касается Васифа Дурарбейли и Ниджата Мамедова, то, безусловно, перспективы у ребят имеются, но и у них есть явные проблемы. К примеру, Васиф - талантлив, это видно, но уж слишком эмоционален. С этим что-то надо делать. Он является одним из ключевых резервистов сборной и, безусловно, в ближайшие годы у него есть возможности для усиления. Однако, для начала ему нужно что-то сделать со своими эмоциями. Потому, что когда начинаются такие разговоры, как «сегодня у меня хорошее настроение и я готов разорвать каждого, а сегодня у меня настроение не очень и я не знаю, что будет…», это не совсем серьезно. В то же время у Дурарбейли присутствует постоянное стремление работать, что меня только радует.

- Хотелось бы также затронуть тему формы Теймура Раджабова, а вернее, ее отсутствие. Что, на ваш взгляд, ему необходимо сделать, чтобы вернуться на прежний высокий уровень?


- Это, конечно же, очень сложная тема. На самом деле, я очень благодарен Теймуру, так как видно, что сейчас игра в шахматы ему дается очень тяжело, ему приходиться практически заставлять себя играть. В настоящее время у него есть психологические проблемы, которые ему мешают восстановиться. Что и как с этим делать – это слишком высокие и тонкие материи… Единственное, что хотелось бы заметить, что в шахматном плане для Теймура ничего не потеряно, то есть, как минимум, на уровень мировой десятки он, конечно же, вернуться может, ну а дальше, как говорится, все в его руках.

- Намечены ли какие-то учебно-тренировочные сборы на будущий год?

- В целом сейчас мы обсуждаем план подготовки на следующий год, согласовываем личные планы шахматистов. Главная цель – это, конечно же, Всемирная шахматная Олимпиада в Тромсе и к ней, конечно же, будет проводиться определенная системная подготовка, в том числе и сборы. В преддверие Олимпиады ребята обязательно выступят в турнирах, по итогам которых можно будет сдеоать выводы об их готовности. Еще нельзя забывать о важных личных турнирах, в частности, Шахрияру Мамедъярову в марте 2014 года предстоит выступление в турнире претендентов и для него это, безусловно, важнейший турнир. Все мы, конечно же, будем за него болеть и по возможности, помогать.

- Кстати, кто на ваш взгляд является фаворитом турнира и каковы шансы Шахрияра Мамедъярова?

- В этот раз у турнира претендентов очень ровный состав и очень сложно кого-либо выделить. Есть целая группа шахматистов, которые могут одержать победу и Шахрияр также в нее входит. Ну а раскладывать по полочкам шансы каждого из участников мне не хотелось бы, потому, что все зависит от того, насколько каждый из них будет готов к турниру. То есть подготовительная работа будет играть очень важную роль.

- А вы будете участвовать в подготовительной работе Мамедъярова?

- Сейчас не время выдавать секреты, но в какой-то мере помочь постараюсь.

- Ваше сотрудничество с Федерацией шахмат Азербайджана до сих пор официально не оформлено. Вас не тяготит отсутствие подписанного контракта?


- Я всегда прохладно относился к таким вещам, как контракт. К примеру, в других видах спорта контракты, как легко подписывают, также легко их разрывают, если нет результата. Сейчас считаю, что определенный результат на чемпионате Европы был достигнут и желание продолжать работать есть, как с моей стороны, так и со стороны Федерации шахмат Азербайджана, а также и шахматистов. А что касается формальной стороны дела, ну, наверное, придумаем что-нибудь в ближайшее время.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#56 : 23.12.2013 18:11
Дмитрий Яковенко: Хотел закончить сезон на мажорной ноте
21 декабря 2013

С победителем финала Кубка России пообщалась Этери Кублашвили

– Дмитрий, поздравляю с победой! Какие впечатления от соревнования?

– Спасибо. Я уже столько раз играл в Ханты-Мансийске – и Кубки мира, и Олимпиада, и уже второй Кубок России, что сбился со счета. Здесь, как всегда, организация на высоком уровне, никаких нареканий нет. Единственное – я не уверен, что хорошо начинать вторую партию матча в 12 часов из-за того, что игроки не успевают пообедать.

С другой стороны, плавно переходя к шахматной части, отмечу: в матче с Сюгировым для меня было очень важно, что после быстрой ничьей во второй партии я успел часа полтора поспать перед быстрыми шахматами, и голова у меня хоть немножко соображала. Думаю, если бы вторая партия продолжалась не два часа, а четыре, и у меня не оказалось такой возможности, то вполне мог бы, как и в прошлом году, закончить Кубок на полуфинале. Потому что во время второй партии голова работала совсем плохо, а на тай-брейке уже более-менее.

Если говорить о моем выступлении, то в первом матче Леша Придорожный на выходе из дебюта грубо зевнул, так что ту партию я выиграл достаточно легко. А все остальные матчи проходили уже сложнее.

С Пашей Понкратовым по дебюту я стоял сомнительно, затем перехватил инициативу, но выбрал неправильное продолжение реализации, и получилась ничья. Потом белыми была очень сложная партия с жертвой качества за позиционную компенсацию. Возможно, по своему качеству это моя лучшая партия на турнире, потому что там приходилось принимать тяжелые решения.

Затем с Сананом мне откровенно везло весь матч, поскольку Сюгиров доминировал: и черными он стоял получше, и белыми у него была небольшая инициатива. В первой быстрой он получил шикарную позицию, но просто грубо зевнул. И во второй у него было в какой-то момент совершенно выиграно, на мой взгляд, но каким-то чудесным образом мне удалось удержаться в ладейнике. Правда, чтобы где-то я стоял совсем плохо, такого не было. В конце концов, даже если бы я проиграл вторую партию в быстрые, то состоялся бы еще «Армагеддон». Тем не менее, не могу сказать, что я играл в этом матче лучше соперника.

Ну, а в первой партии финала с Володей Федосеевым у меня случился небольшой «заскок», который, как мне кажется, уже становится традиционным для многих шахматистов. В острой дебютной позиции забываешь анализ, считаешь какое-то продолжение, и тебе начинает казаться, что именно этот вариант, который ты только что посчитал, у тебя и был записан. Вот именно это произошло у меня. Придя домой, я понял, что у меня записано абсолютно другое, ничего похожего на то, что, как мне казалось, я помню. В результате вот по этому «анализу» я получил тяжелейший эндшпиль, и хорошо еще, что нашелся «соскок». Если смотреть с компьютером, то, возможно, белые могли этот эндшпиль где-то выиграть или, по крайней мере, поставить очень большие проблемы перед черными. Ну, а про последнюю партию я уже рассказывал.

– Как удавалось отдохнуть, настроиться на следующую партию в таком тяжелом турнире?

– Боюсь, что вопрос не по адресу, потому что я не очень понимаю, каким образом мне лично правильно восстанавливаться. И третий, и четвертый матчи я уже играл на фоне серьезной усталости. В принципе, во всех турнирах где-то 4-5 партий подряд я играю без потери качества, а затем мне нужен хотя бы один выходной. К счастью, на большинстве соревнований этот выходной есть. На командных турнирах вообще можно замениться. А здесь играешь восемь дней подряд без перерыва, и при этом мой последний соперник Владимир Федосеев получил «выходной» перед финалом, а я вместо этого, наоборот, играл очень сложный тай-брейк. Поэтому, конечно, не могу сказать, что я успешно здесь восстанавливался.

– То есть даже сон не помогает в нокауте?

– Да. На сон не так много времени остается, ведь надо же и подготовиться. Ну, и плюс еще вот эти скачки с началом тура: то в три часа, то в двенадцать, то в три, то в двенадцать, – это все-таки достаточно тяжело.

– Здесь один работал?

– Да, один. Вообще, я в основном занимаюсь один. Иногда устраиваю сборы с ребятами.

– Сейчас, когда год заканчивается, как оценишь итоги 2013 года?

– Конечно, по сравнению с 2012-м, этот год гораздо хуже получился. Но при этом не могу сказать, что я играл плохо. То есть я выступил очень плохо только на чемпионате Европы, где играл больной, и мне не хватало энергии, чтобы выигрывать партии у соперников с рейтингом 2500–2580. Я получил очень много перспективных позиций, но на третьем-четвертом часу игры ошибался и не использовал шансы.

А что касается всех остальных турниров, то я и по рейтингу оказался «в плюсе», и не могу сказать, что качество игры было плохим. Я проиграл мало партий, но при этом получалось так, что я проигрывал в самые неудачные моменты, а выигрывал тогда, когда это, в общем-то, было не так важно. Например, я набрал 6 из 9-ти в Высшей лиге и занял шестое место при пяти выходящих. На Греческой лиге сыграл очень хорошо – пять очков из семи, обыграл несколько сильных противников. Но, как говорится, кому это нужно? Зато на Кубке мира я сыграл плохо всего одну партию, и, можно сказать, главный турнир года для меня на этом закончился. Так что, мне кажется, качество игры было неплохим, но выигрывал не там, где надо.

Поэтому на Кубок России я приехал, конечно, очень мотивированный. Я хотел хоть один титул выиграть в этом году и закончить его на мажорной ноте.

– Понятно. Какие впечатления оставил матч Ананд – Карлсен?

– Ну, о Карлсене я говорить не буду, потому что о нем сказано много слов, и ничего нового я не скажу. А что касается матча, то жаль, что Ананду, видимо, не хватило выносливости, чтобы спасти пятую и шестую партии. Особенно если учитывать, как много я спасаю плохих эндшпилей, то, конечно, для меня его ошибки достаточно странны. Возможно, если бы Ананд сумел дотянуть на ничьих чуть дольше или если бы он выиграл третью партию – в общем-то, ничего такого уж сложного там не было, то, возможно, матч пошел бы по-другому.

Все-таки тот факт, что Карлсен умудрился на финише претендентского турнира проиграть две партии белыми, говорит о том, что, видимо, у него далеко не железная нервная система, как это кажется со стороны, и он все-таки может ошибаться. Но Ананду просто не удалось дойти до момента, когда цена партии стала бы слишком высока; к тому времени Карлсен уже вел в счете.

– С появлением нового чемпиона мира что-то изменится в шахматах?


– Прежде всего, я думаю, что шахматисты погрустнели, поскольку до этого многие могли надеяться, что можно стать претендентом и потом попасть на стареющего Ананда. Теперь же стать претендентом – это только добиться финансовой выгоды, а шахматные перспективы, в общем-то, у многих не очень.

– То есть бороться с Карлсеном некому?

– Нет, конечно, у молодого поколения есть шансы. Опять же, фамилии все на слуху, я никого называть не буду, чтоб кого-то не забыть. Но, с другой стороны, надеюсь, что Карлсен продолжит много играть и выигрывать, что у шахмат появилась такая звезда, которая все-таки поднимет интерес к ним в мире.

Никаких претензий к Ананду как к чемпиону нет, но всё же, когда он за последние два-три года, кажется, не выиграл ни одного турнира и в основном делал ничьи, то это было не очень интересно. Теперь Карлсену в каждом турнире будут бросать вызов, и любое его поражение станет «мини-сенсацией». И это может немного оживить шахматную жизнь.

– А в каких красках видится будущее шахмат?

– Честно говоря, это зависит от слишком многих факторов. Говорят, что когда-то, лет 10-15 назад, легкая атлетика была совершенно непопулярной, спортсмены ничего не зарабатывали, а потом вдруг появились спонсоры, «Золотая Лига», и сейчас, по крайней мере, лучшие спортсмены получают очень большие деньги. И всё это на телевидении, и всё это популярно. Как это произошло и что случилось принципиально нового, я не знаю. То есть, может быть, и в шахматах может случиться что-нибудь подобное. Но механизм этого я обсуждать бы не хотел в любом случае.

– Как живется шахматному профессионалу высокого уровня?

– В принципе, живется неплохо, я не жалуюсь на жизнь. Соотношение «финансовые доходы – затраченные усилия» выше, чем в подавляющем большинстве любых других видов деятельности. Есть возможность спать сколько хочешь, это тоже не стоит недооценивать. Поэтому я, естественно, доволен тем, что я играю в шахматы.

–Поскольку у тебя очень серьезное высшее образование, что все-таки довольно редкий случай среди шахматистов-профессионалов, то какой совет можешь дать юным шахматистам, которые вот-вот закончат школу? Идти в шахматы профессионально, или все-таки стоит поступать в университет и как-то пытаться совмещать?


– Я отвечал уже не раз в интервью, что для меня поступление в вуз было совершенно правильным шагом, потому что я в любом случае много шахматами не занимался. То есть выбора не стояло, занимаюсь я по восемь часов шахматами в день или учусь в вузе, потому что я всё равно не стал бы заниматься так много времени. А вот для тех, кто способен заниматься шахматами помногу и у кого есть результаты… Может быть, им лучше действительно не спешить с высшим образованием, ну, или получать его чисто формально. В конце концов, можно получать образование, читая книги, заниматься самообразованием, общаясь с образованными людьми. Не обязательно учиться в вузе, чтобы получать высшее образование, тем более что в России огромное количество вузов ничего особенного не дают студентам, как мне кажется. И опять же, это больше зависит от самого человека, нежели от вуза. Если человек может в вузе расширить кругозор, получить хорошее образование и так далее, то, я думаю, он может сделать это и самостоятельно. Так что мой совет таков.

По поводу профессиональных шахмат, естественно, все зависит от результатов. Потому что если человек не имеет к 16 годам рейтинг 2500, условно говоря, то, может быть, ему все-таки стоит задуматься об обычной профессии, идти и получать образование.

– Какие интересные книги были прочитаны в последнее время, что особенно запомнилось, «запало в душу»?

– Одна из последних – это книга английского автора Джареда Даймонда, которая называлась «Микробы, ружья и сталь: Судьбы человеческих обществ». Там ведется рассуждение о том, почему, условно говоря, европейская цивилизация обогнала австралийскую, африканскую, индейскую. Наверное, это все-таки научно-популярная книга, потому что для чисто научной она написана слишком публицистическим языком. Но в целом это и не Хокинг, который пишет совсем для дилетантов и просто для популяризации науки. А здесь автор действительно высказывает свою точку зрения, которая в чем-то новая, а в чем-то, может быть, и повторяется, но книга достаточно интересная. Очень много нового я узнал о разных вещах: исторических заселениях Австралии, Новой Зеландии, Африки. Скажем, на события, которые происходили в ЮАР в последнее время в связи с кончиной Нельсона Манделы, я смотрю уже немножко по-другому, прочитав эту книгу. Потому что там обсуждалась тема колонизации Африки, рассказывалось о негритянских племенах того времени и так далее. У автора чуть-чуть другой взгляд на эти вещи.

– А про Европу там тоже говорилось? Давалась сравнительная характеристика континентов?

– Про Евразию говорилось. Вся евразийская цивилизация в какой-то момент начала очень резко обгонять развитие остальных, и причем это произошло не в последнюю тысячу или полторы тысячи лет, а длилось на протяжении почти всей истории человечества.

– Есть ли какая-то закономерность в том, например, что сейчас появился ряд сильных именно европейских шахматистов, например, Карлсен, Каруана? Или это совсем не то?

– Нет, это к генетике никакого отношения не имеет. Речь идет именно о развитии цивилизации: наука, государство, письменность, разведение скота и так далее. Автор, например, высказывает предположение: вполне возможно, что сейчас средний уровень чистого интеллекта у африканца выше, чем у европейца. Потому что африканцу для того, чтобы выжить, нужен интеллект, а европейцу – уже нет, а при случае он даже может оказаться вредным. Поэтому далеко не факт, что в какой-то момент одни люди были умнее, чем другие. Одним словом, интересная книга, и я не хотел бы своим дилетантским языком ее пересказывать. Пусть каждый, кто заинтересуется, ее прочитает.

– Интересно. И заключительный вопрос – о планах на следующий год.

– Вот сейчас я буду еще играть в финале Кубка России по быстрым шахматам, а затем, к счастью, у меня будет уже довольно длительный период отдыха. Планирую достаточно серьезно заниматься в это время шахматами и, как минимум, организовать два сбора с друзьями в январе – марте. Ну, и, наверное, моим следующим турниром будет чемпионат Европы.

– Спасибо и удачи!

– Спасибо.

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#57 : 31.12.2013 01:31
Александр Костьев: Приятные сюрпризы ждут победителей всех турниров Moscow Open 2014
23 декабря 2013

 Совсем немного времени остается до начала 10-го Кубка РГСУ Moscow Open 2014. О том, что нового приготовлено организаторами для участников юбилейного турнира в интервью редактору сайта ШФМ Эльдару Мухаметову рассказал директор фестиваля Александр Костьев.


– Новости будут в каждой номинации, – отметил Александр Николаевич. – В турнирах «А» и «В» приятные сюрпризы ожидают первых призеров – какие, это пока секрет. В турнире «С» (любители) победители (мужчина и женщина) получат дополнительное приглашение на летний турнир в Чехии (полный приём от организаторов в серии Czeсh Tour), в турнире «D» (ветераны) победителям (мужчине и женщине) будет грант от организаторов чемпионата Европы 2014 года среди ветеранов (50% скидка на гостиницу), победители студенческих круговиков получат персональные приглашения в Польшу (прием за счет организаторов), в детских турнирах для победителей и призеров (а это 24 человека!) перед выездом в Грецию на чемпионат Европы среди школьников будет бесплатно организован учебно-тренировочный сбор в Анапе (конец мая). Кстати, по предложению Международного школьного шахматного союза Конгрессом ФИДЕ принято решение о проведении чемпионата мира среди школьников по рапиду и блицу. Первый такой чемпионат состоится в Греции перед началом европейского чемпионата среди школьников, так что члены делегации МШШС будут участвовать сразу в двух чемпионатах (по российской классификации – первенствах).

– Как оценивают фестиваль Moscow Open за рубежом?
– Турнир юбилейный, уже десятый, ставший известным не только в Москве и России. Вот эпизод, характерный для оценки фестиваля за рубежом. На Конгрессе ФИДЕ в Таллинне при обсуждении наиболее интересных массовых мероприятий ФИДЕ президент американской шахматной федерации г-жа Рус Харинг стала выяснять, почему фестивалю Мoscow Open уделяется так много внимания. На что Борис Кутин,  председатель Комитета ФИДЕ по проведению соревнований и бывший Президент Европейского шахматного союза просто сказал (почти цитирую): «Проведите в течение десяти лет подряд в одном месте и в одни сроки самый крупный фестиваль в Европе и тогда поймёте, почему мы уделяем Мoscow Open так много времени». Обычно к нам приезжают до ста иностранных шахматистов.

– Какова роль Шахматной федерации Москвы и других организаций в подготовке Кубка РГСУ?
– По традиции главными организаторами являются РГСУ, ШФМ и Дирекция спортивно-зрелищных мероприятий Москомспорта. РГСУ предоставляет помещения, формирует призовой фонд в номинациях в размере четырёх миллионов рублей, ШФМ заявляет соревнование в план Москомспорта и проводит уникальный турнир по быстрым шахматам для сильнейших московских шахматистов с призовым фондом в два миллиона рублей, Дирекция обеспечивает материально-техническую базу соревнования. Некоторая помощь ожидается от РШФ – в размере трёхсот тысяч рублей и предоставление турнирам «A» и «B» статуса этапов Кубка России среди мужчин и женщин.

– Будут ли проводиться какие-либо дополнительные мероприятия в рамках программы Кубка?

– Да, конечно. Уже стало традицией проведение семинаров ФИДЕ по судейству, организации соревнований, в этом году будет продолжено обсуждение проблем школьных шахмат в рамках семинара «Шахматы в школе». Известные специалисты приезжают к нам из ФИДЕ: международный арбитр Андржей Филипович, международный организатор Теодорос Царботзоглу. Заместитель председателя Правления РШФ А.В. Ткачев 4 февраля прочтет лекцию по актуальным проблемам ЕВСК, стандартам шахматного образования и другим вопросам. Профессор Н.П. Вайзман из Израиля приехать не сможет, но пришлет свою лекцию по проблемам здоровья шахматистов.

– Пользуясь случаем, хочу спросить, чем вызван ваш уход из Исполнительной дирекции ШФМ?
– Ничего особенного, просто я решил последовать примеру моих старших товарищей. Вячеслав Андреевич Береснев и Василий Иванович Жуков добровольно покинули ШФМ после достижения 65-лет. Сейчас я достиг этого возраста и решил передать руль более молодым людям с их новыми подходами к организации шахматной жизни Москвы.

– Тем не менее, вы остаетесь директором МЦШО. Как клуб на Беговой будет взаимодействовать с ШФМ?

– Как взаимодействовал, так и будет взаимодействовать. Единственное, но существенное отличие будет заключаться в том, что по требованию руководства РГСУ с июля 2013 года  МЦШО перешел на арендные отношения со Школой Карпова и ШФМ. Поэтому все мероприятия, проводимые на Беговой,  будут соответствующим образом оформляться и оплачиваться.

– Год назад кафедру теории и методики шахмат, которую вы создали и возглавляли, объединили с кафедрой физического воспитания РГСУ. Что это, ход назад?
– На все надо смотреть по-философски… Первый десятилетний цикл шахматной жизни в РГСУ был связан с повышением имиджевых характеристик университета, через шахматы РГСУ заявил всему университетскому сообществу о своих возможностях по созданию элитной студенческой шахматной гвардии, добился выдающихся спортивных побед. Достаточно сказать, что начав с нуля, РГСУ шесть раз стал чемпионом Московских студенческих игр, добился неповторяемого успеха на Всемирной шахматной Олимпиаде 2010 года, когда во всех выступавших в турнире пяти российских сборных играли студенты РГСУ, в 2011 году одержана престижная победа в матче на ста досках с командой МГУ. Все это удалось сделать благодаря прямой поддержке ректора-основателя РГСУ Василия Ивановича Жукова.
Сейчас акцент сделан на массовую внутреннюю работу со студентами, в рамках шахматного всеобуча на Беговой занимаются около четырехсот студентов различных факультетов РГСУ. С теми шахматистами, которые учатся по специальности «физическая культура» ведутся индивидуальные занятия по повышению спортивного мастерства нашими квалифицированными тренерами, в том числе тренерами Школы Карпова. В настоящий момент (объективно) для перворазрядников и кандидатов в мастера, желающих получить специальность тренера по шахматам, в РГСУ созданы наиболее благоприятные условия: тренерская практика в Школе Карпова, индивидуальные занятия с мастерами и гроссмейстерами, участие в судействе и организации мероприятий и многое другое. Что касается более продвинутых в шахматном мастерстве, речь о студентах, уровня Володи Белоуса, то, на мой взгляд, этим молодым людям все равно, где учиться: в РГСУ, в РГУФКСиТ, МГУ и пр. Главное для них – иметь особые условия обучения будущей специальности в сочетании с участием в спортивных соревнованиях. Если выбранный вуз создает такие условия, то в него и надо идти. В РГСУ такие условия созданы.

– Ваши пожелания московским шахматистам на 2014 год.
– Всем шахматистам, юным, зрелым, ветеранам желаю здоровья и личного счастья в наступающем Новом году! А участникам юбилейного Кубка РГСУ (фестиваля Moscow Open) желаю сыграть много интересных партий, получить удовольствие от турнира и, конечно, выиграть хороший приз!

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#58 : 31.12.2013 01:37
Елена Анкудинова: «Мне все равно — кто сидит напротив»
26 декабря 2013

Из хорватского города Опатии пришла радостная весть. Чемпионкой мира по шахматам среди сеньорит стала павлодарка Елена Анкудинова. Тот, кто полагает, что в ветеранском спорте достигнуть успеха легко и просто, очень сильно заблуждается. Скромная и не много смущающаяся от вспышки фотокамеры новоиспеченная и чемпионка мира по шахматам, и международный гроссмейстер среди женщин, и тренер ДЮСШ-3 Елена Анкудинова побеседовала с нашим корреспондентом.


— Елена Анатольевна, вы уже принимали участие в чемпионате мира, а в чем это первенство отличается от предыдущего?
— Во-первых, тем, что число участниц с 23 увеличилось до 25. Во-вторых, удалось прервать гегемонию российско-грузинских шахматисток, которые по очереди становились чемпионками мира. В Греции на XXII чемпионате мира мне не удалось завоевать титул чемпионки, а в этом, доказала, прежде всего самой себе, что я играю не хуже своих соперниц. А конкуренция со стороны таких опытных и титулованных спортсменок, как Нона Гаприндашвили, имеющая звание международного гроссмейстера среди мужчин, ее землячки Тамар Хмиадашвили и россиянок — Елены Фаталибековой, Светланы Медниковой, Галина Струтинской была не шуточной. Все они вошли в призовую шестёрку.

— Одно перечисление имён и вне Опатии, могли бы вогнать, кого хочешь в апатию....

— (смеется) Когда я узнала, что едем в Опатию, название немного смутило меня. А потом навела справки и узнала, что город Опатия обязан своим названием поселившимся здесь в XVI веке монахам-бенедектинцам. Созданное ими аббатство и дало имя поселению, которое до XIX века было абсолютно безлюдным. Пока это место не приглядел один богатый хорват, построивший здесь первую виллу для отдыхающих. И этот городок стал излюбленным местом отдыха для таких известных людей как А. П. Чехов, Айседоры Дункан, В. В. Набокова и даже Вильгельма II. И уже на месте, воочию, убедилась, что Опатия интересный город и не только для любителей морского отдыха, но и для любителей истории и ценителей архитектурных памятников.

— Возможно, наших читателей и заинтересует Опатия, но не могли бы рассказать об интриге турнирной борьбы?
— Турнир проходил по швейцарской системе, когда победители играют друг с другом или с одинаковым количеством очков, и к последним турам, собралась компания действительно сильнейших шахматисток. Хотя, надо признаться, после второй партии завершившейся вничью, в третьем туре я потерпела поражение и уже решила, что для меня все закончилось. Как говориться, пора было паковать чемодан. Возможно, на не совсем невнятную игру, сказалась пришедшаяся на эти дни акклиматизация, и пятичасовая разница во времени. Тем более, мы начинали играть, по нашему времени, в девять утра и заканчивали около двух часов ночи. Поэтому к концу дня голова — чугунная, ничего не соображаешь, немного чувствовала себя, как зомби. Однако неожиданно, следующие четыре партии я выиграла и стала одной из претенденток на медали. В седьмом туре мне противостояла лидер Хмидиашвили. Я сумела одержать победу и единолично возглавила гонку. На полочка от меня отставали Хмидиашвили, Гаприданашвили и Фаталибекова. С россиянкой я сыграла вничью, сохранила лидерство, но ближайших преследователей стало пять! С одной из них Ларисой Хроповой ( 5,5 очков), я в решающем туре играла черными фигурами. Шансы фифти-фифти. И все-таки мне удалось собраться, не допустила зевков и выиграла партию. Так из девяти возможных я набрала семь очков, оставив на чисто втором месте 75-летнюю Гаприндашвили, которая выглядит великолепно и на третьем Хмидиашвили.

— Вы сказали, что после третьей партии вы сникли и уже не питали особых иллюзий, но все-таки сумели перебороть себя и провели серию побед. А какая партия доставила вам наибольшее творческое удовлетворение?
— Без сомнения — это седьмая партия с Хмидиашвили. Играла белыми. Меня похвалил за нее Паша Коцур. А среди мужчин, участвовавших в чемпионате мира известный гроссмейстер, ставший чемпионом, бывший алматинец Анатолий Вайсер сказал, что хотел бы такую партию сыграть. Такой оценкой можно гордится.

— Кто спонсировал вашу поездку?
— Второй год подряд финансирует наши поездки Федерация шахмат Казахстана. Нас с Толегеном Нукиным, как чемпионов страны отправили бесплатно. И все это благодаря президенту Федерации Асету Исекешеву. С его приходом стали проводить чемпионаты республики среди сеньоров.

— Какие призовые вы получили за первое место?

— Тысячу сто евро, тогда как у мужчин сумма была в два раза больше — две тысячи четыреста евро.

— А почему такая дискриминация, в самом демократическом виде спорта?

— Не знаю. Вы как раз об этом и напишите. Во всех мужских турнирах призовые в несколько раз больше, чем в женских.

— Шахматы это спор индивидуальностей, но в подготовке к ответственным соревнованиям принимают участие большая группа тренеров. Кто готовил вас к чемпионату мира?

— И в прошлом году и в этом Павел Коцур. Бывало, что проводили тренировку, анализировали партии по интернету. Такой вид спорта — необязательно тренеру рядом сидеть. Привил же любовь к шахматам мой отец Анатолий Парамонович Петров,- адвокат, почетный гражданин Павлодара, который в шесть лет научил, «как ходят, как сдают», а в десять лет привел меня к замечательному шахматисту и тренеру Валентину Степановичу Захарову. И он до окончания мной средней школы вкладывал в меня все шахматные премудрости. После возвращения из Хорватии он поздравил меня с победой, я поблагодарила его за его труды.

— Ваша дочь Мария, насколько мне известно, тоже занимается шахматами, вы дома междусобойчики не устраиваете?
— Скажем так, занималась. Потому как она перестала играть. Хотя еще в десять лет она выполнила норматив первого спортивного разряда, и все специалисты прочили ей блестящее шахматное будущее. Но она потеряла к ним интерес. Что касается междусобойчиков, то она частенько просила сыграть с ней, но у меня своих домашних забот по горло, отказывалась, а когда выбирала время, то играть против нее было достаточно трудно. Ей нравилось просто играть, а мне надо было разбирать, анализировать. Сейчас она учиться на первом курсе ПГУ гуманитарно-педагогического факультета по специальности психолог.

— Кто из великих шахматистов для вас пример для подражания?
— В детстве по совету Валентина Степановича я полностью изучила игру Капабланки. И по стилю он мне нравился. Сейчас мне охота играть поактивнее, подинамичнее и я даже не знаю, кого привести в пример.... Может быть, дело в том, что у каждого из шахматистов есть в арсенале дебюты, которые мне нравятся, и я беру их на вооружение. В детстве еще нравился Рафаэль Ваганян — армянский шахматист, а из ныне играющих, наверное все-таки 14-ый чемпион мира по классическим шахматам Владимир Крамник.

— Меня всегда коробит, когда некоторые спортивные комментаторы при одном упоминании шахмат, непременно вставляют слово «интеллектуал» в самых разных падежах. А ведь еще Стефан Цвейг в «Шахматной новелле» написал о чемпионе мира, который не мог написать без ошибок даже нескольких слов, и, как саркастически заметил один из его желчных соперников, «невежество его было всеобъемлющим»....
— Читала. Согласна. Я приведу пример. В сентябре был проведен матч Павлодар-Барнаул на 16 досках. И они у себя дома выставили против международного мастера ФИДЕ Жени Егорова одного парня на вид лет 25. И по-моему одну партию он выиграл, в другой была ничья. И местные нам говорят: он настоящий фанат! Научился играть в шахматы самостоятельно, без чьей-либо помощи лет пять назад. Настоящий самородок! А к жизни вообще не приспособлен и его чуть ли не за ручку приходится водить.... Это исключение из правил. Хотелось бы, чтобы с человеком можно было и в шахматы сыграть и пообщаться на различные темы.

— Насколько ходов вы видите вперед?
— Все зависит от позиции на доске, тем более есть форсированные варианты. Можно и на десять ходов посчитать, а если все так запутанно, то и на два хода не просчитаешь.

— Если стоит дилемма: разменять коня на слона вы какую фигуру предпочтете оставить, а какой пожертвовать?
— Есть шахматисты, которые любят играть или слоном или конем. У меня нет ни пристрастия, ни предпочтения к какой-либо из фигур, потому как сама игра диктует выбор, с какой из них лучше играть.

— И вы можете легко пожертвовать конем в Год Лошади...?

— Если надо и двух коней пожертвую. Я не смотрю, какой год по гороскопу.

— Вы сейчас участвуете в турнире «Павлодар Open-2013» (общий призовой фонд около полутора миллиона тенге — С. Т.), где среди 104 участников в основном мужчины, как вам интереснее с ними или с женщинами играть?
— С мужчинами мне с малых лет было интересно играть. С той поры уровень женских шахмат заметно вырос и уже не обращаешь особого внимания, кто сидит напротив тебя. Вот сегодня (16 декабря — С. Т.) с девушкой играла — ничья.

— Спасибо за беседу и чтобы в год Лошади, какой бы масти не были ваши кони, они принесли победу и в греческом городе Колобака (2014 г. —пройдет ЧМ среди сеньоров — С. Т.)!

— Спасибо, буду стараться, отстоять свой титул!

KINGchess

  • Чемпион
  • *****
  • Сообщений: 1969
  • репутация +3/-0
  • Vincit Omnia Veritas
Великие шахматисты: статьи, интервью
#59 : 06.01.2014 01:09
Шахматист Карякин: сезон 2013 года получился неровным из-за множества турниров
1 января 2014

Одним из главных достижений в уходящем году Карякин назвал попадание на турнир претендентов

Прошедший 2013 год был насыщен шахматными событиями, из-за чего сезон для многих гроссмейстеров получился неровным. Такое мнение в беседе с корреспондентом ИТАР-ТАСС выразил Сергей Карякин.

"Наверное, никогда еще не было такого количества супертурниров, как в уходящем году, - сказал Карякин. - Если раньше некоторые гроссмейстеры жаловались, что играть негде, то в этот раз приходилось даже отказываться от некоторых форумов. Если взять на вскидку только элитные турниры: год начался с традиционного супертурнира в Вейк-ан-Зее, потом бизнесмен Олег Скворцов провел турнир в Цюрихе, который стал заменой знаменитому Линаресу. После этого последовал увлекательнейший турнир претендентов, затем гроссмейстеры перенеслись в Париж и Санкт-Петербург на "Мемориал Алехина", после чего впервые проводился супертурнир в норвежском Ставангере. Почти сразу стартовал "Мемориал Таля". Затем был Суперфинал чемпионата России, командный чемпионат Европы и мира. При этом еще состоялись шесть этапов Гран-при и множество турниров по быстрым шахматам и блицу. Кроме того, в Норвегии прошел Кубок мира, который длился почти месяц. Некоторые из гроссмейстеров, в том числе, и я, играли в режиме "нон стоп", из-за чего накопилась дикая усталость. По этой причине лично для меня год прошел достаточно неровно".

Одним из главных достижений в уходящем году Карякин назвал попадание на турнир претендентов. "Главное то, что я попал в турнир претендентов, - сказал шахматист. - Касательно остальных соревнований: это победа в Ставангере, на родине Магнуса Карлсена, где я оказался впереди всей элиты. Ну и, разумеется, победа в командном чемпионате мира - это мой первый титул в составе сборной России".

Карякин признался, что насыщенный график турниров повлиял на спады в игре. "Из явно неудачных турниров отмечу этапы Гран-при в Цуге и Пекине, Кубок мира и Суперфинал чемпионата России, - сообщил он. - Неудачи произошли из-за большого перегруза. Нельзя всегда быть на пике формы. Мой пик пришелся на Ставангер, а на Суперфинале я был опустошен. Это не только меня касается: если посмотреть на выступление любого гроссмейстера, никто ровно не прошел этот год".

Гроссмейстер отметил, что основные ожидания в наступающем году у него связаны с турниром претендентов. "Главное для меня в 2014 году это, разумеется, турнир претендентов, - сказал он. - Но я не собираюсь на нем зацикливаться. Конечно, буду играть достойно, но не сходя с ума. Если не выиграю, у меня еще будет время в следующих циклах. И мои родные, болельщики и спонсоры прекрасно понимают это, поэтому никакого давления на меня нет".